Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


07:59:10 01-03-2013

Тише будешь – лучше не станет…

 

С некоторых пор мы во всем стараемся равняться на западные стандарты жизни. Правда, пока это получается у нас как-то однобоко. И касается в основном уровня цен на все и вся. Как правило, наш чиновный люд при очередном повышении цен всегда ссылается на мировой опыт. Дескать, там у них…

При этом, как ни странно, у большинства из нас зарплаты как были бесконечно далеки от уровня мировых, так и остаются. Разве что за редким исключением. Ну, например, у так называемых топ-менеджеров национальных компаний она уже давно на мировом уровне, а у кое-кого из них даже выше этого. И ладно, если бы это подкреплялось действительно высокими и ощутимыми результатами их работы. Так ведь ничего этого нет и в помине.

С другой стороны, высокий уровень тамошних зарплат обусловлен некоторыми факторами субъективного порядка. А конкретно – степенью политической активности граждан, которая и является фундаментом и залогом высокого уровня социальной защищенности граждан цивилизованных стран. Здесь следует оговориться, что шли они к этому долгие годы, через тернии классовой борьбы. И хотя последнее словосочетание у нас нынче не в почете, именно оно является в некотором роде предтечей современного понятия “политическая активность”. Вся мировая история новейшего времени свидетельствует, что без политической активности масс никаких реальных подвижек в их социальном положении быть не может.

Думается, короткий период нашей суверенной истории только подтверждает данный тезис. Парадокс заключается в том, что само зарождение нашего суверенитета приходится как раз на тот период, когда категория “политическая активность” стала наполняться реальным содержанием. Достаточно вспомнить, в какой обстановке проходили выборы депутатов 1 съезда народных депутатов СССР, а также депутатов XII и XIII созывов Верховного Совета нашей республики. Это было бурное время, когда после долгих лет политически унылого однообразия и общественной апатии нашла выход застоявшаяся энергия общества. Но потом, уже в годы независимости, все это незаметно, исподволь сошло на нет.

В последнее время, наблюдая за происходящими общественно-политическими процессами, невольно ловишь себя на том, что все это когда-то уже было. Все ощутимее становится прессинг государства и его институтов на все стороны жизни общества. И ладно бы, если бы все эти меры были обоснованы и разъяснены населению. Нет, все это предлагается с кондачка, без какого-либо широкого общественного обсуждения. Поэтому стоит ли удивляться, что такие шаги со стороны государства воспринимаются в обществе, мягко говоря, с недоумением.

Но как все это соотносится с политическими правами и свободами? В том числе и с правом на политическую активность? Мы решили выяснить мнение по этому поводу у известных казахстанских экспертов и отдельных граждан, занимающих активную жизненную позицию, адресовав им следующие вопросы:

1. Существует ли вообще в нашем обществе категория “политическая активность граждан”? Произошли ли в этом плане какие-то изменения после Жанаозена?

2. В стране продолжается значительный рост тарифов на коммунальные услуги, в коллапсе оказалась пенсионная система, но голоса народа не слышно. А, скажем, в Болгарии небольшое (по нашим меркам) подорожание электроэнергии сразу вызвало массовые митинги, а затем и отставку правительства. Что лучше для общественного развития: если народное недовольство никак не будет проявляться или же если люди будут открыто выражать свой протест?

3. Может, имеет смысл либерализировать Закон о митингах и массовых собраниях, разрешить гражданам выплескивать свое недовольство путем проведения пикетов, митингов и т.д.? Или же наш народ просто не готов к открытому выражению своего мнения и апеллированию к власти?

4. Какой должна быть в этих вопросах позиция интеллигенции, “зиялы кауым”, политических партий?

Социальная активность есть, а политической нет…

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований “Альтернатива”:

1. Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. С одной стороны, это явление имеет место в Казахстане. Вспомним, например, акции «праворульщиков», самозастройщиков, дольщиков, ипотечников, тех же мангистауских нефтяников, рабочих других промышленных предприятий. Сегодня же свою активность демонстрируют женщины, выступающие против сокращения декретных пособий.

С другой стороны, фактически речь идет о фактах разовой и, как правило, узконаправленной в социальном плане активности граждан. То есть, люди выступают с протестами по поводу тех вопросов, которые непосредственно их волнуют. Но при этом их протестность, во-первых, не носит массового и поддерживаемого в масштабах всей республики характера. Во-вторых, она быстро сходит на нет, когда поднимаемые протестующими вопросы в той или иной степени решаются. Хотя бывает и так, что власти или работодатели практически не идут на уступки, а протестные выступления прекращаются сами по себе. Видимо, люди уже не видят других способов воздействия на них или просто устают.

Заметьте, что речь здесь идет, скорее, о социальной активности с использованием определенных политических методов и технологий. Если же брать чисто политическую активность, связанную, прежде всего, с участием граждан в различных выборах, деятельности партий и общественно-политических движений, то ее уровень еще ниже. Для перечисления всех причин этого площади Вашей газеты просто не хватит. Есть еще, скажем так, «мобилизационная» активность, когда собирают студентов, представителей трудовых коллективов, пенсионеров на всевозможные официальные встречи и манифестации. Но это уже все искусственно. Реально же ни власть, ни оппозиция не могут сегодня рассчитывать на сознательную поддержку со стороны широких слоев населения.

Что касается фактора жанаозенских событий, то он дал двойной эффект. Кого-то проявленная тогда и впоследствии (в частности, уголовное преследование представителей коалиции «Халык майданы») жесткость властей напугала. В результате данные граждане боятся сделать каких-либо резких шагов, даже если речь идет об отстаивании их прав и законных интересов. Но кто-то, возможно, понял, что власть, наоборот, сама опасается повторения аналога данных событий. Поэтому протестные действия представителей различных слоев и групп общества продолжаются.

2. Лучше всего дать людям выразить свое недовольство открыто и легально. Мудрое правительство сумеет из этого сделать выводы, что не все ладно в его деятельности или определенной сфере жизни общества, и с учетом этого предпринять определенные действия для устранения соответствующих проблем. Не следует также ждать, когда социальное недовольство перерастет в массовые беспорядки, экстремистские выступления, погромы и т.п.

3. Лично я сторонник того, чтобы законодательство, регулирующее реализацию гражданами своего права на проведение мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций, было приведено в соответствие с Руководящими принципами ОБСЕ по свободе мирных собраний. При этом разрешительный характер проведения гражданами и общественными организациями данных публичных мероприятий должен быть заменен на уведомительный. Другое дело, что вся ответственность за проведение митингов, шествий и т.д. должна быть возложена законом на их организаторов. Хотя, конечно, сама по себе либерализация этого законодательства вряд ли приведет к росту политической активности казахстанцев. Но, с другой стороны, исчезнет один из серьезно ограничивающих ее барьеров.

4. Партии должны всей своей деятельностью воспитывать и стимулировать политическую активность граждан, работать на мобилизацию среди них своих потенциальных сторонников. Но для этого они, во-первых, сами должны быть активными, а не проявляться время от времени. Во-вторых, формировать и постоянно продвигать свою политическую повестку. В-третьих, находиться, если надо, в постоянном поиске новых и привлекательных для общества идей. Главное всегда быть в движении, а не ждать очередной избирательной кампании.

Что касается представителей интеллигенции и «зияулы кауым», то каждый из них сам должен определиться для себя, нужна ли ему какая-то четкая позиция в данном вопросе или нет. А если да, то как ее выражать и продвигать. Ведь далеко не все люди этой категории сами участвуют в политике и готовы к этому. Другое дело, что свою собственную гражданскую позицию они могут иметь по всем актуальным вопросам и событиям в стране. А если будут еще и выражать ее открыто, то вполне могут повлиять на умы и души сограждан. Хотя и здесь каждый должен сам решать, что ему делать.

«Central Asia Monitor», 1.03.2013 г.
Кенже Татиля

Просмотров: 4319       « Вернуться назад