Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Аналитика
05:55:25 24-03-2011

Президентские выборы-2011: специфика и тенденции

3 апреля 2011 года в Казахстане будут проведены досрочные выборы президента республики. Несмотря на максимальную предсказуемость своих результатов и заметные отличия от предыдущих президентских избирательных кампаний, они так или иначе являются ключевым политическим событием, которое должно задать определенный алгоритм дальнейшего развития страны.  

Причины проведения как главная интрига

Основной интригой рассматриваемых выборов следует считать причины, которые побудили действующую власть пойти на их проведение, отказавшись при этом от референдума по продлению полномочий президента РК Нурсултана Назарбаева до 2020 года. В качестве же таковых можно предположить следующие моменты

Во-первых, последние два года отмечены нарастанием соперничества между ведущими группами влияния внутри правящей элиты Казахстана. Ключевым же предметом такого соперничества является позиция преемника главы государства, то есть в перспективе второго президента РК. При этом не исключено, что с наделением Нурсултана Назарбаева статусом Лидера нации те или иные группы влияния ожидали оставление им своего президентского поста и возможно даже планировали предпринять меры, побуждающие его к этому шагу. Одним из косвенных свидетельств такого предположения стала муссируемая в сентябре 2010 года в ряде СМИ информация о раскрытии КНБ РК так называемого «заговора южан», направленного на отстранение президента с его поста.

В этих условиях глава государства, похоже, наиболее всего опасается именно возможного скрытого или даже, при благоприятном для них стечении обстоятельств, открытого сопротивления определенных групп влияния, заинтересованных в его скором уходе в отставку. Тем более, что в политической практике уже имели место подобные демарши, связанные с персонами бывшего зятя главы государства Рахата Алиева, экс-премьера Акежана Кажегельдина и учредителей движения «Демократический выбор Казахстана».

C учетом всего этого президент и его ближайшее окружение, видимо, рассчитывают противопоставить потенциальным оппонентам внутри правящей элиты массовую поддержку значительной части населения на президентских выборах.

Во-вторых, по действующему законодательству в 2012 году должны были пройти не только президентские, но и парламентские и местные выборы. При таком раскладе власти рисковали получить довольно большую нагрузку, чреватую вероятными сбоями в процессе организации и проведения соответствующих избирательных кампаний. Теперь же они пошла на их разведение по разным годам.

В-третьих, по оценкам некоторых экспертов, в ближайшие два года ожидается очередное ухудшение социально-экономической ситуации в Казахстане, что вполне вероятно в условиях неустраненных последствий финансово-экономического кризиса. Более того, аналогичные ожидания испытывает и премьер-министр Карим Масимов. В свою очередь это обстоятельство может стимулировать рост протестных настроений в обществе. В совокупности же все это способно создать в 2012 году  неблагоприятный для проведения избирательных компаний социально-политический фон. Поэтому власти были заинтересованы сыграть на опережение вероятных в будущем негативных тенденций.

В-четвертых, проведение референдума, скорее всего, представлялось президенту менее эффективным инструментом для легитимизации дальнейшего своего пребывания у власти, чем досрочные выборы. Причем с учетом отмеченного выше фактора напряженности внутри правящей элиты имеются риски того, что некоторые из них могли бы поставить эту легитимность под сомнение.

В-пятых, президента могли воодушевить наблюдаемые в процессе инициирования референдума уровень поддержки его лично и проводимого им политического курса среди населения и результативности работы его соратников, включая отработку административных и политтехнологических приемов.

В целом, все исходило из стремления Нурсултана Назарбаева ускорить процесс легитимизации своего дальнейшего пребывания во главе Казахстана, не дожидаясь 2012 года. Из предложенных же сценариев этого процесса президент выбрал именно досрочные выборы. Так что очередная попытка деактуализации темы преемственности верховной власти и фигуры потенциального преемника, возможное в связи с этим снижение напряженности внутри правящей элиты и, как следствие, укрепление позиций президента в политико-властной системе страны представляются хорошей ценой за пожертвованные главой государства два года, которые он законно мог властвовать до очередных выборов.

 Особенности кампании

Одним из наиболее беспрецедентных моментов нынешних президентских выборов стало неучастие в них ряда ведущих казахстанских политиков, в том числе представляющих непримиримую и умеренную оппозицию действующей власти. Платформы же трех кандидатов, представляющих альтернативу президенту, отличает минимум критики в адрес властей. Причем эта критика касается либо конкретных субъектов, являющихся лишь исполнителями решений руководства страны, например, администрацию президента, правительство и акимов, либо общие категории типа «власти», «чиновники», «бюрократия» и т.д., но никоим образом не задевает действующего главу государства. Тем самым никто из них не позиционирует себя принципиальным оппонентом действующей власти, что исключает остроту избирательной кампании.

Другой важной особенностью данных выборов стало увеличение, по сравнению с предыдущими кампаниями, количества граждан, пожелавших баллотироваться в президенты и подавших по этому поводу заявление в ЦИК РК. Если в 1999 году таковых было всего лишь 8 человек, то в 2005 году их стало 18, а в этот раз - 22. При этом количество женщин, претендующих на пост главы государства, увеличилось с 2005 года с 3 до 4. По уровню политического веса и потенциала соответствующих кандидатов в президенты РК можно разделить на следующие группы:

1. Кандидаты, выдвинутые общественно-политическими объединениями. К ним относятся президент РК Нурсултан Назарбаев, выдвинутый XIII съездом руководимой им Народно-демократической партии «Нур Отан», председатель Партии патриотов Казахстана Гани Касымов, секретарь ЦК Коммунистической народной партии Казахстан Жамбыл Ахметбеков и один из лидеров Республиканского народно-патриотического движения «Желтоксан» Курмангазы Рахметов.

2. Кандидаты, имеющие определенный общественно-политический статус, но баллотирующиеся в порядке самовыдвижения. Сюда вошли президент общественного фонда «Кенесары-хан»  Уалихан Кайсаров, председатель Экологического союза «Табигат» Мэлс Елеусизов, председатель Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков, лидер экологического движения «За зеленую планету» Мусагали Дуамбеков, председатель Народного антикоррупционного республиканского комитета Жаксыбай Базильбаев и лидер общественного объединения «Аттан Казакстан» Амантай Асылбек.

3. Кандидаты, не имеющие никакого общественно-политического статуса и баллотирующиеся в порядке самовыдвижения. Это руководитель ТОО «Дастур» Салим Отен, директор туристической фирмы «Нур Ислам» Канат Турагелдиев, индивидуальный предприниматель Серик Сапаргали, охранник коммерческой структуры Толыбай Баймурзин, преподаватель истории Адалбек Кунанбаев, безработные Канат Есжанов, Советказы Нурсила, Мейрамкул Кожагулова, Гульдана Токбаева и Майя Карамаева, пенсионеры Биржан Дилмагамбет и Зауре Масина.

Таким образом, еще одной характерной чертой нынешних президентских выборов стало превалирующее участие в них самовыдвиженцев. При этом подавляющее большинство из них либо имеют формальный общественно-политический статус, не подкрепленный хотя бы небольшим электоральным рейтингом и организационной поддержкой, либо вообще таковым не обладают. К тому же все эти кандидаты объединены отсутствием четко выраженной политической позиции (программы), что не позволяет рассматривать ни одного из них в качестве альтернативы Назарбаеву хотя бы с этой точки зрения. В их выдвижении также не просматривается использование каких-либо политтехнологий в поддержку либо главы государства, либо его оппонентов. Поэтому основные мотивы данных лиц в связи с их попытками баллотироваться в президенты страны лежат, скорее всего, не в политической, а в психологической плоскости.

В итоге 5 кандидатов не сдали экзамен на владение государственным языком, 5 - в силу разных причин сняли свои кандидатуры, 4 - фактически отказались от сдачи указанного экзамена и еще 4 – получили отказ в регистрации в связи с непредоставлением в ЦИК необходимых документов. В связи с этим на очередной этап избирательной кампании, связанный с проведением предвыборной агитации, вышло всего лишь 4 кандидата. Немаловажно отметить, что в поддержку Нурсултана Назарбаева было собрано 717340, Гани Касымова - 99728, Мэлса Елеусизова - 97830, Жамбыла Ахметбекова -  96557 подписей избирателей.

 Конкуренция идей   

При весьма большом отрыве трех альтернативных кандидатов от действующего президента страны в плане политического веса и потенциала каждого из них нельзя считать полноценными конкурентами ему. Не случайно поэтому, что глава государства отказался от проведения агитационных мероприятий со своим непосредственным участием. В связи с этим президентские выборы проходят под знаком конкуренции не столько личностей, сколько определенных идей, представленных в предвыборных платформах кандидатов.

С точки зрения идейно-политического позиционирования прямо противоположными являются платформы Назарбаева и Ахметбекова. Вместе с тем, хотя последний идентифицирует себя с выдвинувшей его партией, однако его платформа не содержит лозунгов, отражающих именно ценности коммунизма. Единственно, что кандидат от КНПК идеологически противопоставляет своим соперникам, это акцент на «пагубность либерального миропорядка».

Разница ощущается и в тональности содержания платформ. Если глава государства апеллирует к достижениям своего политического курса за годы независимости Казахстана, то Ахметбеков акцентирует внимание избирателей на всевозможные проблемы общества и недостатки в деятельности властей. В то же время оба кандидата делают ставку на решение преимущественно социально-экономических задач и вопросов, не конкретизируя свои намерения в политической сфере. Хотя оба предполагают проведение определенных политических преобразований.

В целом, наиболее привлекательными в платформе Ахметбекова выглядят тезисы относительно национализации энергетики, нефтяной и горнодобывающей отраслей промышленности, железнодорожного и воздушного транспорта, а также установление контроля государства за ценообразованием. В то же время КНПК и ее кандидат взяли на себя явно непосильное бремя, связанное с решением довольно масштабных задач именно «в ходе президентской выборной кампании». Такой подход придает их платформе популистский характер и способен снизить к ней интерес со стороны значительной части электората.

Что касается платформ Гани Касымова и Мэлса Елеусизова, то их объединяет отдача приоритета мерам политического характера. В этом контексте у первого из них наиболее заметным является предложение о воссоздании поста вице-президента страны, который при этом одновременно будет возглавлять Сенат Парламента. Хотя сам лидер «патриотов» видит в этом устранение имеющихся противоречий между президентом и парламентом, данная мера могла бы способствовать созданию более прочного механизма преемственности президентской власти.

Елеусизов основной акцент делает на реформирование системы местной власти и создание местного самоуправления. В частности, он выступает за функционирование маслихатов всех уровней на постоянной основе и расширение их полномочий в области кадровой и бюджетной политики. Вместе с тем лидер Экосоюза «Табигат» не раскрывает оптимальную на его взгляд модель местного самоуправления. Тогда как тот же Касымов предлагает упразднить области и сохранить в качестве региональных единиц районы с избранием их акимов населением, но с последующим утверждением их главой государства.

В социально-экономическом отношении у лидера ППК можно, в частности, отметить принятие востребованного в обществе закона «О ветеранах», запрет казахстанским коммерческим структурам осуществлять финансовые операции в оффшорных зонах, восстановление жилищно-строительных кооперативов с участием граждан и коллективных хозяйств в сельской местности. Елеусизов же способен привлечь избирателей мерами, связанными с реструктуризацией жилищно-коммунального хозяйства, включая его демонополизацию, повышение качества услуг, а также создание альтернативных КСК управляющих компаний со статусом некоммерческих организаций, способных квалифицированно представлять интересы жителей.

Небезынтересно также сравнить предложения кандидатов относительно языковой политики. Если Назарбаев просто обещает довести к 2020 году уровень владения казахским языком до 95% населения, то Касымов предлагает стимулировать граждан в этом отношении путем добавки к их заработной плате в размере от 10 до 30 % в зависимости от увеличения их уровня владения государственным языком. При этом временные рамки его изучения гражданами он фактически расширяет до 2025 года. Правда, непонятно, как предложенная лидером ППК мера будет реализоваться в частном секторе? Елеусизов же хотя и не конкретизирует меры стимулирования граждан к овладению государственным языком, в то же время выступает против его использования в качестве «предмета спекуляции и дискриминационных акций». Такой подход вполне может привлечь внимание русскоязычных казахов и представителей некоренных этносов.

При всем этом платформа главы государства выгодно отличается для восприятия гражданами небольшим объемом, простым текстом, конкретизацией намерений и социальной ориентацией большинства из них, а главное – ощущением того, что они будут в перспективе реализованы в силу подкрепления соответствующих обещаний необходимыми ресурсами, находящимися в распоряжении президента. На этом фоне отдельные моменты из платформ его конкурентов, несмотря на всю их привлекательность для электората, вряд ли помогут хотя бы одному из них преодолеть отрыв от основного кандидата. К тому же их явная игра по правилам властей способна оттолкнуть от них протестный электорат.

С учетом всего этого альтернативные кандидаты практически не скрывают того, что они участвуют в предвыборной борьбе не за занятие президентского поста, а в целях увеличения своего электорального рейтинга. Причем Гани Касымов и Жамбыл Ахметбеков намерены использовать его в интересах своих партий на будущих парламентских выборах. Если же учитывать предыдущий электоральный рейтинг данных политиков, то выдвиженец КНПК явно уступает своим коллегам, имеющим опыт участия в президентских выборах 1999 и 2005 гг. В то же время лидер ППК опережает здесь Мэлса Елеусизова: 4,6% против 0,28%.

Возможно, что именно при таком соотношении указанные кандидаты поделят между собой 2-4-е места по итогам текущей кампании. Тогда как президенту и его команде предстоит не просто оформить очередное переизбрание, но еще и, видимо, увеличить по сравнению с показателями 2005 года электоральный рейтинг главы государства в интересах поддержания его статуса Лидера нации. Для этого же им важно обеспечить не столько симпатии, сколько явку значительной части казахстанцев на избирательные участки в день голосования.   

 

ЦАИ «Альтернатива», 24.03.2011 г.  

Андрей Чеботарев

 

Просмотров: 3430       « Вернуться назад