Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


06:58:49 31-10-2012

В поисках компромисса

 

Уже несколько месяцев в Казахстане не стихают разговоры о дальнейшей судьбе Аслана Мусина, с именем которого связывают не только братьев Рыскалиевых, но и печально известные события в Жанаозене. Разговоры накалились особенно после того, как стало известно, что Мусин находится на лечении в Германии. Многие поспешили сделать выводы о том, что политик пойдет по накатанному пути – временно пробудет за границей, а потом – либо на нары, либо – на ПМЖ «за бугор». Однако, Аслан Мусин не только вернулся на Родину, но и уже приступил к исполнению своих обязанностей на посту главы Счетного комитета. Своим мнением по этому поводу с газетой «КУРС.kz» делится директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», председатель Совета экспертов ИА «Рейтинг.kz» Андрей Чеботарев.

- Аслан Мусин вопреки слухам, вернулся в страну и уже приступил к работе. В чем, на Ваш взгляд, причина его иммунитета от гнева главы государства?

- На мой взгляд, это, прежде всего, владение Мусиным определенными секретами, раскрытие которых является крайне нежелательным для главы государства и его ближайшего окружения. Вполне возможно, что экс-руководитель президентской администрации, хорошо зная нравы «Ак Орды», подстраховался заранее. То есть, в обмен на свою неприкосновенность он может гарантировать неразглашение соответствующей информации. К тому же, по информации некоторых СМИ, отдельные члены семьи Мусина находятся за рубежом. Если это так, то не исключено, что кому-то из них и переданы на хранение данные «секретные материалы». Но это всего лишь версия.

Кроме того, Аслан Мусин вполне может оставаться востребованным главой государства в интересах поддержания баланса внутри правящей элиты. То есть, выступать в качестве противовеса другим ее ведущим представителям. По большому счету, Мусин не успел создать серьезную группу влияния, располагающую серьезными экономическими и медийными ресурсами. А его личное влияние во многом было обусловлено прежними должностными полномочиями. Так что сейчас какой-либо серьезной опасности для президента и его окружения он, по моему мнению, не представляет.

- Будет ли нынешний глава Счетного комитета и дальше одним из самых авторитетных политиков в стране?

- Все будет зависеть, во-первых, от дальнейшего развития ситуации в Казахстане на ближайшую перспективу. Во-вторых, от возможностей, потенциала и намерений самого Мусина. В-третьих, от его готовности и способностей найти компромисс и вступить в союз с кем-либо из других высокопоставленных персон и групп влияния.

Ключевой актив Мусина – это его позиции и связи среди элиты Западного Казахстана. Однако пока этого недостаточно, чтобы выступать в качестве как незаменимого в команде главы государства, так и особенно влиятельного самостоятельного «игрока». Разве что в постназарбаевский период, который рано или поздно станет реальностью, Мусин вполне может войти в тот круг элитариев, который будет определять новые «правила игры». Но и то - в альянсе с другими.

- Что дальше будет с тандемом Мусин-Масимов, если таковой вообще когда-либо существовал?

- Тандем на самом деле существовал (хотя, возможно, и сохраняется в определенном формате), но составляли его Карим Масимов и средний зять президента Тимур Кулибаев. У нынешнего главы президентской администрации с Асланом Мусиным, по сути, тандем не сложился. Возможно, что имели место определенные пересечения целей и интересов в период пребывания обоих на прежних постах. Однако, Масимов отличается заметной осторожностью. Поэтому в его интересах сейчас максимально дистанцироваться от Мусина.

Впрочем, Карим Масимов еще более, чем кто-то другой, нуждается в союзе с влиятельными персонами и группами в правящей элите. Так что в будущем сюда вполне может подойти и Аслан Мусин. Сейчас же их в основном объединяет только то, что руководимый Мусиным Счетный комитет по контролю за исполнением республиканского бюджета является одним из инструментов возглавляемой Масимовым Администрации Президента РК для воздействия на правительство и другие исполнительные органы.

- Если авторитет Мусина после известных событий снизился, кто занял его место на политическом Олимпе? Чьи позиции укрепились?

- Формально, конечно, место Мусина занял Масимов. Причем надо сказать, что за годы руководства правительством, позиции последнего в политико-властной системе Казахстана заметно усилились. Вместе с тем следует ожидать, что президент будет любыми способами ограничивать возможности и влияние нового руководителя своей администрации. Да и сам Масимов, памятуя об отстранении Мусина, скорее всего, будет предельно осмотрителен. К тому же сейчас, видимо, началось постепенное формирование новых центров влияния под эгидой вновь назначенных премьер-министра Серика Ахметова и первого заместителя председателя Народно-демократической партии «Нур Отан» Бакытжана Сагинтаева. В свою очередь, это способно привести в созданию новых альянсов внутри правящей элиты.

- Кто будет отныне контролировать самый сложный и прибыльный западный регион?

- Очевидно, что Западный Казахстан никогда не был под максимальным контролем какой-то одной из групп влияния. Здесь всегда наблюдалось и сохраняется пересечение интересов различных высокопоставленных чиновников, финансово-промышленных групп, местных элит и даже зарубежных и транснациональных корпораций. Правда, баланс этих интересов откровенно смещен в сторону центральной власти. Во всяком случае, львиная доля доходов из нефтегазового сектора уходит в центр. Хотя, как показали события в Жанаозене и вокруг смены акима Атырауской области, центр уже не контролирует ситуацию на западе страны как раньше. И если «Ак Орда» не примет серьезных мер в сторону усиления президентского контроля в отношении всей системы государственной власти и управления, то эта опасная тенденция может в ближайшее время серьезно усилиться.

«КУРС.kz», 31.10.2012 г.
Игорь Хен

Просмотров: 4462       « Вернуться назад