Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


06:21:58 08-10-2013

У нас не может быть иного парламента, кроме “карманного”

 

Корреспондент газеты "Время" беседует с директором Центра актуальных исследований “Альтернатива” Андреем ЧЕБОТАРЁВЫМ.

- Андрей, после того как правительство получило пинок от крупнейшей в депутатском корпусе фракции, есть основания по-прежнему считать наш парламент “карманным”?

- Парламент - лишь инструмент, который оформляет то, что предложило правительство. “Карманный” парламент - это нормальное явление в режиме так называемой управляемой демократии. В Казахстане нет реальной конкуренции между правительством и парламентом, которая влияла бы на качество принимаемых законов. Борьба сегодня имитируется на уровне депутатских запросов, иногда - претензий и упреков на правительственных часах. Единственное заметное противостояние двух ветвей власти было в далеком 2003 году, когда парламент выступил против инициированного правительством проекта Земельного кодекса. Больше подобных прецедентов не было.

- Почему? Парламентская оппозиция чересчур вялая?

- Народные коммунисты поднимают весьма острые социальные вопросы. Но у них “тихо-скромный” стиль поведения, вся их деятельность сосредоточена на депутатских запросах, поездках в регионы. Они ни разу не предложили своих законопроектов. Акжоловцы ведут себя более эпатажно. Взять хотя бы недавний выпад их лидера Азата ПЕРУАШЕВА с критикой комитета таможенного контроля Минфина, развесившего свои флаги на таможенных постах. Партия “Ак жол” предлагала собственные законопроекты, в частности о парламентской оппозиции. Но, похоже, дальше громких заявлений в СМИ дело не пошло.

- Недавно российский эксперт Модест КОЛЕРОВ на лекции в Алматы заявил, что в Казахстане к власти придут нацпаты. Как думаете, этот прогноз имеет под собой реальную основу?

- Это прогноз, не основанный на каких-то знаниях и тем более исследованиях. Думаю, слова Колерова были эмоциональной реакцией на агрессивный выпад в его адрес группы молодых людей во время его лекции. Реальных оснований утверждать, что национал-патриоты придут к власти (по крайней мере, в обозримой перспективе) нет. Они не представляют собой какой-то серьезной консолидированной силы. Их очень много, но они даже между собой договориться не могут.

- А если предположить, что одна из групп влияния в Казахстане рано или поздно изберет национал-патриотическое направление?

- Все группы влияния в политической элите Казахстана нацелены на обеспечение собственных политических и экономических интересов. Все остальное - лишь инструменты для их продвижения. Попытка встать под нацпатовские знамена будет лишь популистским заигрыванием с определенной частью электората. Если на этой волне начнется закручивание гаек в сфере межэтнических отношений, то это негативно отразится на социальном самочувствии представителей некоренных этносов. Но все же, думаю, дальновидные политики хотят рассчитывать на поддержку той же России. Поэтому противопоставлять ей национал-патриотическую идею вряд ли кто будет.

- Кстати, Модест Колеров заявил, что Казахстан нужен России лишь для того, чтобы защитить ее от угрозы с юга. А Россия Казахстану, чтобы использовать ее ресурсы в случае агрессии со стороны Афганистана, Пакистана, Китая. Неужели смысл Таможенного союза только в домашней самозащите?

- На мой взгляд, Россия хочет установить определенную гегемонию на постсоветском пространстве, используя Таможенный союз. А Казахстан, возможно, имеет претензии на официальный руководящий статус в рамках будущего Евразийского экономического союза. Думать же, что Таможенный союз создан в военно-политических интересах, неверно - этот проект направлен на реализацию экономических целей.

До тех пор пока России нужно дружественное казахстанское государство с предсказуемой внешней политикой, угрозы суверенитету нашей страны со стороны Москвы нет. Проблема скорее в неравных возможностях двух стран в процессе взаимодействия. Таможенный союз способствует расширению присутствия российского бизнеса в РК. Тогда как казахстанский бизнес особых преференций в России не получает. При этом Казахстан не может повлиять на соблюдение другими участниками интеграционного объединения достигнутых договоренностей. В России и Казахстане очень похожи системы государственной бюрократии. Поэтому они не могут конструктивно взаимодействовать между собой. Это серьезная проблема, но пока она еще не приобрела угрожающего характера.

«Время», 5.10.2013 г.
Лэйла Басарова

Просмотров: 4083       « Вернуться назад