Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


08:02:45 21-10-2013

К невропатологу – и на детектор лжи!

 

После очередных политических, коррупционных и особенно этических скандалов с участием казахстанских чиновников невольно хочется помечтать о том, каким же должен быть слуга народа в идеале. И лепка нового образа должна начинаться с комплексной медицинской проверки, особенно у невропатолога, с последующим отправлением кандидата в службисты на детектор лжи.

После серии скандалов с воинствующими хамами из числа чиновников возникает ощущение двух моментов. Первое – вседозволенности и круговой поруки: мол, ни один суд, ни одна вышестоящая инстанция «не сдадут», и поэтому можно творить, что вздумается, в том числе бросаться с оскорблениями на граждан, пришедших к тебе на приём. Второе – ощущение атмосферы нервозности. Отечественный чиновник работает в очень напряжённой атмосфере, как будто всё время чего-то или кого-то боится. Где-то, наверное, приходится переступать через себя, свою совесть, а потом мысли всякие в голову лезут... И вот в этой и без того накалённой атмосфере предельного напряжения кто-то приходит и чего-то просит, требует, заставляет переключаться на выполнение своих прямых обязанностей …

Так что оптимальный чиновник – это, прежде всего, человек с крепкими нервами, способный адекватно реагировать на порой сложные ситуации и на поведение людей. Так что в процессе отбора кандидатов на госслужбу каждый из них должен предъявлять общую медицинскую справку. Учитывая, что чиновникам приходится работать с людьми, особенно в ней нужно обращать внимание на заключение невропатолога.

Вообще надо законодательно определить критерии оценки поведения госслужащих, которые допустили хамство или другое неэтичное поведение. На мой взгляд, должно быть взыскание в первый раз, при повторном факте – увольнение с лишением права работать на госслужбе в течение определенного времени. А на такие меры, как, например, предложенная в России установка «жучков» в кабинетах чиновников, думаю, идти не стоит. Не надо бросаться из одной крайности в другую, иначе вернёмся в тоталитарный режим. Кстати, подобного не было даже в советское время. Определённых лиц прослушивали, но не всех. Тем более в нашем случае речь идёт об исполнении этического кодекса, а не о национальной безопасности. Так что установка прослушивающих устройств внесёт ещё больше напряженности в и без того нервную обстановку в госорганах.

Не следует и каждый раз перед походом к чиновнику вооружаться диктофоном. Не всегда поможет, с точки зрения закона. А вот реальным механизмом недопущения потенциальных хамов и заодно коррупционеров, желающих приблизиться к государственной кормушке, могла бы стать проверка на детекторе лжи, как в соседнем Кыргызстане. Причём проверку на полиграфе нужно проводить не только перед поступлением на госслужбу, но и в процессе работы. Человек ведь устраивается в госорган в одном душевно-нравственном состоянии, и неизвестно, каким он станет в этой атмосфере, скажем, через три года. Даже самый идеальный по внешним признакам претендент завтра может стать на госслужбе хамом и коррупционером. А когда будут введены подобные превентивные меры, то возможно, что кандидаты на позиции госслужащих и действующие чиновники будут ощущать хоть какие-то рамки и действовать в соответствии с ними.

Глава Агентства по делам госслужбы Алихан Байменов недавно озвучил идею введения в штаты госорганов советника по этике. У нас давно есть Кодекс этики госслужащих, но нет механизмов реального контроля за его соблюдением. С этой точки зрения, данное предложение – шаг вперёд. Однако как будет реально контролировать поведение чиновников этот советник? Он же не сможет постоянно ходить из кабинета в кабинет. Кроме того, уже есть дисциплинарные советы, куда любой гражданин может прийти пожаловаться на того или иного чиновника. И, как мне видится, именно диссовет должен заниматься вопросами контроля соблюдения этического кодекса. Правда, в последнее время работу этих органов практически не видно. Возможно, что надо воссоздать Высший дисциплинарный совет, который когда-то возглавлял Оралбай Абдыкаримов, чтобы это был самостоятельный орган.

Не способна повлиять на ситуацию и партия «Нур Отан». Сколько бы эта партия в лице своего аппарата не демонстрировала свою активность, реально она не имеет полномочий по воздействию на своих членов. Хотя в её структуре есть антикоррупционные и контрольные подразделения, даже посты партийного контроля установили в медучреждениях и других местах. Интересно, туда кто-нибудь обращается? В любом случае «Нур Отан» не является реальным институтом воздействия на чиновников, которые составляют большую его часть, в том числе на их поведение, дисциплину. И, в принципе, чиновник будет прав, если скажет партии: «Что вы мне тут предъявляете?! Вы – общественное объединение, а не конституционный орган!». Ведь «Нур Отан» по факту не встроен в систему государственной власти, как это было при СССР.

Более жёсткий отбор на госслужбу помимо медсправок и проверки на детекторе лжи должен включать и обязательные рекомендации. Если человек, например, на прежней должности курировал частный сектор или сам работал там, то рекомендации нужно брать от бизнесменов. Если работал с НПО – от них. Если только окончил вуз – то с места учёбы. Иными словами, при отборе претендентов на госслужбу необходимо обратить внимание не столько на их «технократические характеристики» (например, знание соответствующих законов и структуры госслужбы), а на этическую составляющую (моральные личностные качества, характеристики и рекомендации представителями местных сообществ, общественная репутация, заслуги перед гражданским обществом). К примеру, в Финляндии претенденты обязаны до поступления на государственную службу не только поработать в гражданском секторе, но и иметь высокую общественную репутацию.

Идеальных людей не бывает, и идеальных чиновников тоже. Другое дело, что госслужащие априори сознательно берут на себя обязательства заниматься государственными делами, а не личными. А когда чиновник занимается вопросами собственного благосостояния, это ведёт к конфликту интересов между ним и потребителем госуслуг, что и создаёт проблему нервозности и нетерпимости. А все проводимые в этой сфере реформы либо отстали от жизни, либо декларативны. Например, у нас начали реформу госуслуг без реформы в системе государственной власти на высшем уровне. В стране до сих пор нет парламентского контроля, не говоря уже о контроле маслихатов за акиматами на местах. Хотя контроль за работой чиновников, от этического до антикоррупционного, должны в первую очередь вести представительные органы, как в развитых зарубежных странах.

В принципе, образ идеального чиновника прописан в Кодексе этики госслужащих Казахстана, придумывать ничего не надо. Чиновники должны понимать, что служат стране и обществу. Страна – это общее понятие, но есть конкретные люди. Легко говорить: «Мы работаем в интересах страны и народа», – при этом унижая конкретного человека, ничего для него не делая, игнорируя его обращения.

Андрей Чеботарёв

Просмотров: 3923       « Вернуться назад