Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


11:36:40 13-06-2014

Евразийский союз: «Титаник» или «Ноев ковчег»?

 
 
Вступление Казахстана в Евразийский экономический союз продолжает вызывать неоднозначную реакцию гражданских активистов, общественных деятелей и интеллигенции. В связи с этим мы решили задать вопросы о сути и перспективах данного интеграционного проекта известным экспертам.
 
1. Президенты трех стран постоянно говорят об экономическом, а не геополитическом союзе. Что собой представляет на самом деле данный интеграционный проект?
 
2. Каковы, на ваш взгляд, экономические последствия для нашей страны от пребывания в Евразийском экономическом союзе?
 
3. Сейчас в обществе высказываются различные, порой диаметрально противоположные мнения по поводу перспектив Евразийского экономического союза. Как вы думаете, что его ждет?
 
Андрей Чеботарёв, политолог, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»:
 
1.Любое взаимодействие разных государств на двухсторонней или многосторонней основе уже само по себе является политическим актом. Даже если в рамках этого взаимодействия речь идет о вопросах чисто экономического или культурного значения. Так что любое межгосударственное объединение автоматически носит политический характер. В связи с этим, например, Всемирная торговая организация (ВТО) или ЮНЕСКО не являются здесь исключениями, так же как и Евразийский экономический союз (ЕАЭС).
 
Совсем другое дело – уровень политизации тех или иных межгосударственных объединений с точки зрения целей и механизмов их реализации. В этом отношении, к примеру, Европейский союз (ЕС) со своими полномочиями, разветвленной системой наднациональных органов, единой валютой и т.д. является намного политическим образованием, чем еще только формирующийся ЕАЭС. Последний же по своим провозглашенным целям представляет собой международное интеграционное экономическое объединение. Немаловажно и то, что казахстанская сторона перед подписанием Договора о Евразийском экономическом союзе добилась исключения из него таких вопросов политического характера, как общее гражданство, паспортная-визовая сфера, межпарламентское сотрудничество, общая охрана границ и т.д.
 
При всем этом у каждой из трех стран-участниц союза есть свои именно политические цели от участия в нем. Для России ЕАЭС является, во-первых, одним из серьезных механизмов сохранения и расширения своего влияния на постсоветском пространстве. Во-вторых, фактором ее геостратегических успехов и потенциала, которые она с определенными выгодами демонстрирует внешнему миру и особенно Западу. Для Беларуси это участие главным образом осуществляется в противовес ее изоляции на международной арене со стороны Евросоюза и США.
 
Казахстан же продолжает следовать своему многовекторному внешнеполитическому курсу, лавируя между ведущими геополитическими игроками и пробуя выстроить оптимальный для себя баланс между ними. В определенной степени евразийская интеграция может рассматриваться им как противовес растущей экономической и миграционной экспансии со стороны соседнего Китая. Вместе с тем Казахстан одновременно предпринимает шаги, чтобы ограничить и влияние России через ЕАЭС путем активизации политики сближения с теми же Китаем, ЕС, США, движения к вступлению в ВТО и т.д.
 
Поэтому в рамках ЕАЭС у стран-участниц более общими являются все-таки официально заявленные экономические цели. По крайней мере, каждая из них объективно заинтересована в стабильном развитии экономик у партнеров по союзу и формированию единого рынка товаров, услуг и капитала, поскольку это отвечает интересам правящих элит данных стран. Но именно политические цели у них всех разные. В свою очередь, это обстоятельство снижает уровень политизации, как, впрочем, и устойчивости, данного интеграционного объединения.
 
2. Уже в рамках участия Казахстана в Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве прослеживались как плюсы, так и минусы. К первым чаще всего относят рост товарооборота между нашей и двумя другими странами, расширение рынков сбыта казахстанских товаров за счет России и Беларуси, повышение уровня инвестиционной привлекательности казахстанской экономики для российского бизнеса. Что касается минусов, то, в частности, можно отметить повышение ввозных пошлин на ряд товаров из третьих стран, что критически отразилось на деятельности занимающихся соответствующим импортом субъектов малого и среднего бизнеса, а также  односторонние действия России по защите своего внутреннего рынка и ограничение здесь возможностей для казахстанских предпринимателей.
 
В связи с этим было бы логично и целесообразно развивать Таможенный союз и ЕЭП до уровня максимального достижения провозглашенных в их рамках целей и устранения всех сложных и проблемных моментов, а уже после этого создавать ЕАЭС. Но теперь все эти моменты переходят в новый союз. Есть, конечно, заверения отдельных чиновников и лояльных к властям представителей бизнес-элиты о том, что в рамках союза данные проблемы и противоречия разрешатся быстрее. Не исключено, что с какими-либо из них так и будет. Однако основные дивиденды от участия Казахстана в евразийском интеграционном проекте получает не все наше общество, а только правящая  элита. И непосредственно ее и уже имеющиеся здесь, и потенциально новые критические последствия фактически не касаются.
По большому счету, Казахстан в лице своего руководства должен извлечь правильные уроки из того же Таможенного союза. А они четко показали, что одного метания из стороны в сторону на внешнеполитическом уровне для «удержания на плаву» очень недостаточно. Поэтому надо реально развивать национальную экономику, выводя ее из «сырьевой ловушки» и делая ставку на производство, а не на торговлю и посредничество, усилить меры поддержки отечественного бизнеса внутри страны и за рубежом, обеспечить регулирование цен на товары повседневного спроса и не допускать их произвольного повышения, своевременно и эффективно отстаивать интересы страны в любых межгосударственных объединениях и т.д. Ведь в Казахстане многие проблемы созданы и поддерживаются самой властью и «списывать» их на влияние каких-либо внешних факторов, включая участие в том же ЕАЭС, все время не получится.
 
3. Любые как бывшие, так и действующие на постсоветском пространстве межгосударственные объединения были и пока остаются альянсами не участвующих в них стран и народов, а всего лишь правящих элит. В психологии есть такой закон притяжения: «Подобное притягивает подобное». Именно на этой основе и происходят подобные объединения. Но, как показала политическая практика, они недолговечны. Так, в разное время канули в лету «4+N», в рамках которого в 1990-х гг. была предпринята первая попытка создания Таможенного союза, ГУУАМ, интеграционные объединения республик Центральной Азии. Все больше и больше утрачивает и без того мизерный потенциал СНГ.
 
Тем самым сказывается разница в целях и интересах правящих кругов соответствующих стран, ведущая к всевозможным противоречиям и конфликтам между ними. Проблему усугубляет то, что правящие элиты практически всех постсоветских стран материально ориентированные и максимально работают на свое самообеспечение. Поэтому их альянсы и объединения не имеют своей духовно-идейной основы. В сравнении с тем же Евросоюзом, единство которого во многом держится на европейских ценностях. Какие бы высокие цели и принципы не были продекларированы в официальных документах данных объединений, они не будут воплощаться в жизнь, потому что не являются ценностными установками и ориентирами для авторов и исполнителей норм этих документов.
 
Конечно, на первых порах у ЕАЭС будет движение вперед. Так, в скором времени к нему присоединится Армения. Затем очередь за Кыргызстаном. Правда, если первая из них еще больше сближается с Россией для расширения гарантий своей безопасности в свете неразрешенных противоречий с Азербайджаном, то вторым преимущественно движут банальные материальные интересы. Так что потенциально новые участники придут сюда, как и нынешние, со своими собственными целями и проблемами. В этих условиях только волевое воздействие России сможет определенное время поддерживать работу союза и его структур. Однако, с возможным переключением этой страны либо на решение своих внутренних проблем и вопросов, либо на продвижение своих интересов на глобальном уровне, эта работа может пойти на спад. Кроме того, нет пока ясности, как отразится на ЕАЭС фактор участия России и Армении в ВТО и ожидаемое вступление в эту организацию Казахстана.
 
В общем, если в обозримом будущем не будут кардинально пересмотрены принципы и подходы к функционированию ЕАЭС и взаимоотношению между его участниками, то он рискует пополнить собой список межгосударственных объединений, либо работающих в откровенно вялотекущем формате, как, например, Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), либо распавшихся.
 
«Ашық Алаң» («Трибуна»), № 21, 11.06.2014 г.

Дулат Тулепов 

Просмотров: 3906       « Вернуться назад