Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


09:28:42 01-12-2014

Стратегия Евросоюза в Центральной Азии: неясные перспективы

 
 
Интервью с директором Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андреем Чеботарёвым  
 
- 14 ноября в Брюсселе на заседании Комитета сотрудничества «Республика Казахстан – Европейский Союз» вице-министр иностранных дел РК Алексей Волков отметил, что Казахстан рассматривает Стратегию ЕС в Центральной Азии в качестве одного из инструментов создания дополнительных условий для устойчивого развития региона и поддерживает инициативу ее обновления. Согласны ли Вы с такой оценкой?
 
- В прошлом году я и моя коллега, профессор КазНУ им. аль-Фараби Мара Губайдуллина при поддержке Фонда им. Фридриха Эберта провели исследование «Стратегия Европейского Союза в Центральной Азии на 2007-2013 гг.: предварительные итоги» и издали одноименную монографию. А 18 ноября этого года мы представили наши оценки и выводы вниманию главы представительства ЕС в Казахстане Аурелии Бушез и  дипломатам из разных европейских государств. При этом мы сделали не только собственный анализ рассматриваемого документа, но и получили оценки по различным аспектам достаточно известных экспертов из всех центральноазиатских республик.
 
В общем, результаты исследования оказались не в пользу европейской политики в ЦА в контексте реализации данной стратегии. Мы и наши коллеги, в частности, обратили внимание на недостаточные знания и учет ЕС и его институтами общей специфики всего региона и его отдельных стран, включая восприятие в обществе европейских ценностей, интересы и поведение правящих элит и т.д., характера взаимоотношений между этими странами, использование определенных шаблонов и стереотипов при оценках ситуации в ЦА, необоснованно излишнее внимание к одним сферам жизнедеятельности местного общества и, наоборот, недостаточное – к другим.
 
Также были отмечены отставание ЕС в Центральной Азии от активности других акторов, прежде всего Китая и России, и нежелание сотрудничать с ними по вопросам, в которых проявляются общие интересы. Например, с ШОС по обеспечению безопасности границ стран ЦА и противодействию наркотрафику. Сказались и факторы разнородности интересов европейских стран в регионе, завышенные ожидания Евросоюзом и его структурами от ряда инициатив и проектов при медленном принятии решений и недостаточном финансировании. Наиболее всего ЕС продвинулся только в осуществлении программ по линии образования.
 
С учетом всего этого роль стратегии ЕС с точки зрения содействия устойчивого развития Центральной Азии преувеличена. В любом случае, она в первую очередь есть и будет инструментом продвижения интересов самого Евросоюза в регионе. Мнение же относительно обновления этого документа правильное. Если, конечно, европейцы максимально учтут упущения и недостатки в содержании и реализации предыдущей стратегии. Понятно, что в силу ряда факторов работать в ЦА, к примеру, по схемам «Восточного партнерства», как это ЕС делает в отношении Беларуси, Молдовы, Украины и республик Южного Кавказа, не получится. Но это значит, что надо на многие вещи смотреть реально, а не подгонять их под свои представления.
 
- В чем интерес Казахстана, если ЕС разработает и будет осуществлять новую стратегию в ЦА?
 
-  Как показывает Концепция внешней политики Республики Казахстан на 2014-2020 годы, приоритетным направлением здесь признается Центральная Азия. При этом подчеркнуты роль и ответственность республики в регионе, а также стремление к развитию внутрирегиональной интеграции. Тем самым Казахстан претендует играть большую роль в ЦА, чем сейчас, и в качестве потенциального партнера, способствующего ему в этом, представляется именно Евросоюз.
 
Октябрьская поездка нашего президента Нурсултана Назарбаева в Брюссель с завершением переговоров по проекту Соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве РК и ЕС открывает новые возможности для двустороннего взаимодействия. Астане, скорее всего, импонирует то, что Брюссель смог наладить диалоговый процесс с участием глав внешнеполитических ведомств всех пяти стран ЦА. Но вместе с тем она не может не видеть и тех трудностей и минусов, которые отражает деятельность европейцев в регионе. Так что Казахстану и ЕС есть что предложить друг другу. Первому из них зачтется и то, что он опередил соседей по региону с подписанием нового СПС. Немаловажна и признательность Евросоюзом «сбалансированной позиции» Казахстана по ситуации в Украине.
 
Таким образом, Казахстан, видимо, рассчитывает стать для Евросоюза ключевым стратегическим партнером в Центральной Азии и готов оказывать ему определенную поддержку в осуществлении его целей и задач в регионе. Но при условии, что это будет способствовать укреплению позиций самого Казахстана здесь.
 
- Можно ли в таком случае ожидать разворот Казахстана в своей внешней политике в сторону ЕС?
 
 - Думаю, что нет. Одно дело, скажем, продавать Европе углеводороды и покупать в ее странах недвижимость и совсем другое – приобщаться к европейским ценностям и стандартам в области демократии и прав человека. К тому же ни действующая в 2009-2011 гг. госпрограмма «Путь в Европу», ни председательство Казахстана в ОБСЕ в 2010 году не привели к усилению европейского вектора внешней политики страны. Со стороны нашей республики в отношении ЕС действует чистый прагматизм, который, кстати, там понимают и принимают. Все остальное же призвано создать хороший фон, антураж.
 
Надо сказать, что такой подход присущ не только отечественной правящей элите, но и находит отражение в обществе. В этой связи можно отметить некоторые результаты социологического исследования, проведенного во второй половине октября Центром изучения общественного мнения. Так, по приоритетности межгосударственного сотрудничества для нашей страны на первые позиции респонденты поставили Россию (9,1 балл) и Китай (7,4 балла). Евросоюз же идет после них (6,4 балла). Примечательно также, что в своем большинстве опрошенные не исключают в будущем развитие Казахстана и Центральной Азии в целом по образцу ЕС и считают его положительным (57,1%). Однако для Евразийского экономического союза европейский путь развития признан неприемлемым (55,1%).  Судя по всему, многие казахстанцы пробуют балансировать между желанием жить по-европейски в социально-бытовом отношении и стремлением сохранить привычный духовно-ценностный уклад.
 
- Давайте вернемся к стратегии ЕС в Центральной Азии. Каковы, на Ваш взгляд, ее перспективы?     
 
- Об этом говорить еще рано. Скорее всего, еще не до конца подведены и осмыслены итоги реализации предыдущей стратегии. А без этого завершить работу над новым документом представляется нерациональным. Но в любом случае с 2007 года ситуация в Центральной Азии и вокруг нее существенно изменилась, и ЕС не может этого не учитывать. Равно как и свои собственные возможности и ресурсы, которыми он располагает сегодня, пережив мировой финансово-экономический кризис. Кроме того, ЦА рискует стать одним из «полей боя» между Западом и Россией в свете обострения их взаимоотношений из-за Украины. Да и фактор заметного экономического усиления Китая в регионе никак нельзя обойти. Так что прежние подходы, цели и задачи европейской стратегии в ЦА уже не актуальны. Поэтому Брюсселю может быть стоит где-то прислушаться к Астане и даже опереться на нее, а также искать точки соприкосновения с другими внешними игроками, например, на площадке СВМДА.   
 

«ИАЦ МГУ», 26.11.2014 г.  

Просмотров: 4360       « Вернуться назад