Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


11:15:17 19-03-2015

Андрей Чеботарёв: «Реальных оппонентов власти в этой предвыборной гонке нет»

 
 
На вопросы «Трибуны» о перипетиях предвыборной гонки и в целом политической жизни Казахстана на современном этапе отвечает директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарёв
 
Игра на опережение
 
- Давайте начнем нашу беседу с обсуждения главного политического мероприятия этого года – предстоящих президентских выборов. На Ваш взгляд, какие причины побудили Акорду провести досрочные выборы?
 
- Это, прежде всего, растущее с прошлого года влияние внешних факторов на ситуацию в Казахстане и вокруг него. Здесь и обострение геополитической обстановки на постсоветском пространстве в связи с известными событиями в Украине и «войной санкций» между Западом и Россией, и неурегулированность отдельных вопросов в рамках созданного Евразийского экономического союза (ЕАЭС), и падение мировых цен на нефть и металлы, и неясные перспективы развития ситуации Афганистане в связи с завершением миссии Международных сил содействия безопасности (ISAF), и продолжающиеся гражданские войны в Сирии и Ираке с фактором ИГИЛ.
 
Практически все это нашло свое отражение и в экономике, и в информационном пространстве, и умонастроениях населения Казахстана. Уже из озвученного в ноябре 2014 года Послания президента страны народу  «Нұрлы жол – путь в будущее» видно, что наши власти ожидают определенные негативные процессы в экономике и социальной сфере. Они к этому готовятся, но не могут просчитать, насколько данные процессы отразятся в политической плоскости. Поэтому и предпринимаются всевозможные превентивные меры – от приведения вооруженных сил в высшую степень боевой готовности до подписания с бизнесом меморандумов по вопросам стабилизации производственных процессов и обеспечения трудовых прав работников.
 
В этих условиях проведение президентских выборов в досрочном порядке является игрой на опережение. То есть, их лучше провести сейчас, чем потом, когда неизвестно что может произойти. Кстати, такая тактика уже применялась при аналогичных выборах в 1999 и 2011 гг. и вполне себя оправдала. Да и текущая ситуация на политической арене страны при ослабленной и разобщенной оппозиции тоже благоприятствует. К тому же в этот раз досрочные выборы важны в интересах не столько укрепления позиций Нурсултана Назарбаева, сколько сохранения статус-кво всей правящей элиты Казахстана и минимизации ее уязвимости в свете потенциальных внутренних и внешних вызовов. Кроме того, они призваны стать ключевым условием легитимизации мер, которые властям предстоит принять в ближайшее время. Тем более, если речь идет о тех мерах, которые будут носить непопулярный среди населения характер.
 
- Согласны ли Вы с мнением, что альтернативы Назарбаеву в настоящее время не существует?
 
- Если рассуждать объективно, то в данном случае альтернатива олицетворяет собой не просто отличительную или исключающую возможность. Речь идет о ее равноценности с точки зрения качественного содержания. Достаточно взять четыре критерия, характеризующих потенциал именно действующего президента, чтобы понять наличие или отсутствие реальной альтернативы ему. Это наличие собственной политической повестки с видением дальнейшего развития Казахстана, высокий уровень мобилизационных способностей, предполагающих популярность и влияние политика среди широких народных масс, большой авторитет среди правящей элиты страны и признание на международном уровне, особенно среди ключевых внешнеполитических партнеров.
 
В нашем случае, в принципе, может сработать только первый из этих критериев, так как всевозможных предложений и целых программ по развитию Казахстана и решению отдельных общественно значимых вопросов озвучено и опубликовано предостаточно. Но хорошо написать подобное и представить публике – дело несложное. Гораздо труднее реализовать хоть что-то из заявленного в жизнь, а также принять и нести всю полноту ответственности перед людьми, которые верят тебе и идут за тобой. Сомневаюсь, что многие наши известные политики, которые не смогли создать сильные и устойчивые партии, общественные движения и политические коалиции, в глазах широкой общественности выглядят способными строить и развивать целое государство.
 
Определенными мобилизационными способностями, пусть не в силу массового признания, но при поддержке группы видных соратников и наличии необходимых ресурсов, в свое время обладали экс-премьер Акежан Кажегельдин и, будучи председателем Блока демократических сил «За справедливый Казахстан», Жармахан Туякбай. Сегодня же в оппозиционной среде и в гражданском обществе в целом деятелей с аналогичным уровнем поддержки и возможностей нет. А ведь политическая история многих стран показывает, насколько важен фактор мобилизации потенциальных сторонников. Всего лишь один, но очень яркий пример – Иран накануне Исламской революции 1979 года. Ее вдохновитель и будущий лидер страны аятолла Хомейни с 1964 года находился в эмиграции за рубежом. Но в самом Иране люди с его именем на устах и портретами в руках в разных городах шли на митинги и столкновения с полицией. Примеров с разными масштабами и последствиями политической мобилизации предостаточно. Однако сейчас в Казахстане вряд ли кто-то сумеет противопоставить подобное властям.
 
Если говорить о правящей элите, то нужно понимать, что речь идет не просто о ближайшем окружении главы государства и олигархов из списка «Forbes». Это практически все чиновничество, аффилированный с ним бизнес, силовики, депутаты разных уровней, лояльная интеллигенция, «золотая» молодежь. Поскольку вероятные кардинальные политические перемены в стране чреваты для этих людей утратой их положения в обществе, доходных позиций и, возможно, собственности и активов в экономике, то они способны сопротивляться этим переменам. В лучшем случае, они готовы будут согласиться отдать власть тому, кто все это сможет им гарантировать. Но именно сейчас нет ни серьезных оснований для этого, ни персон, способных помимо Назарбаева выступать соответствующим гарантом.
 
Наконец, международный фактор. Ряд представителей казахстанской оппозиции имеют связи за рубежом. Но в основном эти связи касаются парламентских, партийных, правозащитных и медийных кругов разных стран. И вряд ли кто-то из данных людей имеет доступ к лицам, связанным с принятием решений в Москве, Пекине, Вашингтоне, Брюсселе и т.д. К тому же произошедшее в Европе, в частности, с Мухтаром Аблязовым и ныне покойным Рахатом Алиевым свидетельствует о том, что в Лондоне, Париже и Вене в отношениях с Астаной предпочитают прагматизм, а не «демократическую солидарность» с оппонентами Акорды.
 
В общем, с учетом только этих критериев практически никто из казахстанских политиков несравним с Нурсултаном Назарбаевым. По крайней мере, из числа явных оппонентов и просто независимых от власти людей. Другое дело, что и в окружении главы государства таких людей дефицит. Однако, если на президентских выборах это обстоятельство дает преимущество кандидату № 1, то с точки зрения будущего власть рискует загнать себя и всю страну в серьезную ловушку. Ведь рано или поздно фактор следующего руководителя Казахстана станет неизбежной реальностью.
 
Интриги не будет
 
- Что Вы ожидаете от этих выборов? Может ли появиться какая-нибудь интрига, или все пройдет буднично и скучно?
 
- Учитывая состав претендентов на пост главы государства, в основном наблюдаются курьезы и нелепости. Например, Федерация профсоюзов  Казахстана заявляет о поддержке кандидатуры президента РК, а ее председатель сам идет баллотироваться на этот пост. Хотя понятно, что это такая политтехнология. В любом случае реальных оппонентов власти в этой предвыборной гонке нет. Так что все, видимо, пройдет как 2011 году.
 
- О результатах выборов, по понятным причинам спрашивать не буду. Интересует другое. На мой взгляд, властям предстоит решить сложный вопрос – с каким счетом должен  победитель елбасы. Если побить прошлый рекорд, то это будет смотреться неправдоподобно и вызовет не столько критику, сколько насмешки, в том числе и на Западе. Меньше – значит, елбасы потерял доверие части электората, что тоже не желательно. На Ваш взгляд, как власть решит эту проблему?  
 
- Если по результатам предыдущих выборов речь шла о 95,55% голосов избирателей, то в этот раз данный показатель могут довести ориентировочно до 97-98%. Главное, это обеспечить 26 апреля явку избирателей с большим, чем в тот раз, количеством. Думаю, что с этим особых проблем не будет. Помимо традиционного административного ресурса многих граждан на избирательные участки способна вывести пропаганда стабильности, консолидации вокруг елбасы и его политики и т.п. А если число избирателей, принявших участие в голосовании, превысит 89,9%, то и любой результат голосов за Назарбаева можно будет обосновать. Не исключено также, что кто-то из претендентов снимет свою кандидатуру в пользу главы государства.  
 
- Хотя об этом говорить еще рано, но все же, на Ваш взгляд, произойдет ли после выборов кардинальная перетряска кадров? К примеру, сохранит ли свое кресло Карим Масимов?
 
- В любом случае после выборов на основании Конституции РК будут произведены перестановки в правительстве и среди акимов областей, городов Астана и Алматы. Правда, какое-то число из них сохранят свои должности. По большому счету, если эти изменения будут носить преимущественно технический характер, то какого-то серьезного влияния на дальнейшее развитие страны они не окажут. Совсем другое дело, если хотя бы частично они будут произведены с учетом будущего транзита (перехода) верховной власти в стране. Что касается Масимова, то, с учетом его опыта руководства правительством в кризисные 2007-2009 гг., он, скорее всего, останется премьером на ближайшую перспективу.    
 
Модель коллективного преемника
 
- На прошедшем съезде «Нур Отан» глава государства предложил очередные реформы. Как это воспринимать – как предвыборную агитацию, или власть созрела для проведения реальных политических и экономических реформ?
 
- Само выступление президента на данном съезде является готовой предвыборной программой. Вместе с тем серьезных преобразований политической системы страны здесь не просматривается. Речь главным образом идет об улучшении некоторых из ее действующих механизмов. Единственно, что заслуживает внимания, это заявление о проведении конституционной реформы, направленной на перераспределение властных полномочий от президента к парламенту и правительству. В данном случае просматриваются контуры будущего транзита власти.
 
- После предложения Назарбаева о необходимости проведения институциональных реформ, в частности, формирования современного, профессионального автономного государственного аппарата, который будет отвечать «качественной реализации экономических программ и предоставлению государственных услуг», эксперты вновь заговорили о возможности трансформации президентской республики в парламентскую. Возможно ли такое переформатирование системы государственного управления при нынешней власти?
 
- Возможно, если речь пойдет о поэтапном процессе транзита верховной власти с рассредоточением властных полномочий и механизмов между ключевыми институтами государства. В таком случае в обозримом будущем можно будет прийти к модели своего рода коллективного преемника в лице взаимно уравновешиваемых президента, парламента и правительства при главенствующей роли елбасы. Правда, такая система будет далека от классических образцов парламентской республики за рубежом.
 
- Назарбаев также указал на необходимость обеспечения верховенства закона, в частности судов и полиции, то есть укреплять систему обжалования действий служащих. Об этом и раньше говорили. Не останется ли это очередным сотрясением воздуха?
 
- Очевидно, что в системе власти далеко не все зависит от главы государства и его решений. Фактор низкого уровня исполнительской дисциплины и игнорирования многими госслужащими своих непосредственных обязанностей, действующего законодательства и обращающихся к ним сограждан пока устранить не удалось. Так что и в данном случае не все будет идти гладко. Но в то же время механизмы, стимулирующие активность граждан в отстаивании своих прав и законных интересов и оказании воздействия на деятельность различных чиновников, важны. К тому же у нас руководство любит действовать согласно известному принципу «Разделяй и властвуй». Так что в этой связи общество имеет шансы получить определенные возможности и механизмы для контроля за госслужащими.
 
- Как Вы думаете, Назарбаев, которому летом исполнится 75 лет, задумывается о преемнике? Или он пока не забивает этим голову? 
 
- Кроме самого президента этого никто не знает и не скажет. Хотя по некоторым его заявлениям можно понять, что тема передачи власти его заботит. Так, например, в июле 2013 года в документальном фильме «Назарбаев.Live» он дал понять, что думает об этом вопросе и ожидает осуществления передачи власти мирным и цивилизованным путем. Другое дело, что речь может идти не о конкретной личности в качестве потенциально следующего главы государства, а об отмеченном выше варианте коллективного преемника.
 
Нет также ясностей относительно временных рамок будущего транзита власти. Объявленная конституционная реформа вполне может стать делом ближайших двух лет. Но, скорее всего, первоначально это будет только внесение соответствующих положений в Основной закон. Тогда как их реализацию можно будет на какое-то время отложить. Очевидно, что пока не будет достигнуто снижения на ситуацию в Казахстане критического воздействия внешних факторов, отмеченный транзит представляется нереальным.  
 
О политической мысли и суверенитете
 
- И последний вопрос. Недавно Вы выпустили книгу «Политическая мысль суверенного Казахстана». А есть ли она – политическая мысль в нашей стране? И считаете ли Вы нынешний Казахстан действительно суверенным? 
 
- Политическая мысль, представляющая собой совокупность идей, взглядов, воззрений, оценок, программных установок как непосредственных участников общественно-политической жизни страны, так и сторонних наблюдателей, включая исследователей, публицистов и т.д., в Казахстане есть и будет. На это влияют, во-первых, определенный динамизм политических процессов в стране. Конечно, в силу тех или иных обстоятельств время от времени из них уходят те или иные участники. Но вместе с тем здесь периодически появляются новые имена и названия, а с ними – новые взгляды, оценки, суждения и т.п.
 
Во-вторых, современные технологии и коммуникации расширили возможности и площадки для обсуждения различных актуальных проблем и вопросов состояния и развития казахстанского общества и государства. Интернет-пространство через блоги и социальные сети позволяет любому желающему сформулировать и выразить для широкого публичного ознакомления свою собственную позицию по тем или иным вопросам. Поэтому ряд потенциальных общественных и политических деятелей действуют самостоятельно, вне каких-либо партий и движений, задавая определенную повестку и формируя общественное мнение в ее поддержку.
 
Все это в своей массе способствует обогащению отечественной политической мысли за счет высказанных и опубликованных идей, мнений, проектов и т.д. Более того, в процессе распространения и, что еще важно, практического применения их количество неизбежно сокращается и переходит в определенное качество. В таком случае уже следует выявить, как и насколько соответствующие идеи влияют на выработку и принятие важных решений, определяют ход тех или иных событий, оказывают воздействие на какую-либо социальную аудиторию.
 
Что касается вопроса о суверенитете Казахстана, то с точки зрения национального и международного права он есть. Достаточно сказать, что наше государство имеет свою Конституцию, институты власти, вооруженные силы, границы, кстати, делимитированные с соседними странами, и официальное признание на международном уровне. С точки же зрения политического и экономического влияния на Казахстан со стороны других стран и международных структур и воздействия глобализации в целом нельзя утверждать, что наша страна независима абсолютна. Но это относится практически ко всем странам мира.
 
Например, Германия, на территории которой под эгидой НАТО размещены подразделения иностранных вооруженных сил, или «остров свободы» Куба, где до сих пор находится военная база США – Гуантанамо, вполне чувствуют и ведут себя как суверенные и независимые. Наверное, надо быть максимально изолированными от всех и вся, чтобы ощущать себя действительно суверенными. Для Казахстана же важно четко понимать свои национальные интересы и уметь их отстаивать на двустороннем уровне внешней политики и в рамках своего участия в разных международных структурах.     
 
- Спасибо за ответы!
 
«Саяси-Қалам» («Трибуна»), № 10, 18.03.2015 г.
Инга Иманбай
 
Фото: http://www.kn.kz
 
        
 
 

  

Просмотров: 5776       « Вернуться назад