Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


01:27:34 25-05-2015

Возможны ли в Казахстане политические реформы?

 
 
Выступая на мартовском съезде партии «Нур Отан», глава государства Нурсултан Назарбаев заявил, что все ранее поставленные задачи выполнены. И теперь, дескать, нужен сильный ответ на глобальные вызовы. Он предложил пять институциональных реформ. Мы решили узнать мнения казахстанских экспертов и предложили им ответить на следующие вопросы:  
 
1. Почему президент Назарбаев в кризисный период в очередной раз назначил премьер-министром Карима Масимова и оставил весь прежний состав правительства, который ничем себя не проявил?
 
2. На съезде партии «Нур Отан» в марте этого года президент Назарбаев заявил, что все задачи, которые были озвучены в ходе предвыборной кампании 2011 года, были выполнены. И предложил программу 5 институциональных реформ, которые «кардинально изменят систему общественных отношений в Казахстане». Как вы относитесь к подобной инициативе главы государства? Реально ли это?
 
3. Создана очередная комиссия по модернизации. Для чего у нас время от времени появляются подобные «модернизационные» органы?
 
4. Может ли Акорда в ближайшее время пойти на реальные политические реформы в стране, необходимость которых назрела давно?
 
Андрей Чеботарёв, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»:
 
1. Ожидания в обществе относительно кадровых изменений в верхних эшелонах власти после проведения различных выборов давно уже стали в Казахстане традицией. Президент, судя по всему, чувствует эти ожидания. Но он не спешит оправдывать их, чтобы не оказаться в зависимости от общественных настроений. Поэтому глава государства выдерживает здесь определенную паузу, демонстрируя, что решения по кадрам в правительстве, других центральных госорганах и среди региональных акимов являются исключительно актом волеизъявления его и никого больше.
 
Возможно также, что ему не хочется сразу после выборов вносить сбои в работе правительства и других госорганов, которые неизбежны при кадровых изменениях. Наконец, лишний раз дает о себе знать искусственно созданный дефицит соответствующих кадров, которые отбираются только из уже проверенных, в основном на лояльность лично к президенту, персон. Вместе с тем не исключено, что уже осенью или даже раньше верхние эшелонных власти определенное обновление пройдут. Другое дело, что здесь вряд ли мы увидим кого-то из новичков.
 
Что касается Карима Масимова, то в его сохранении на посту премьера отразились его опыт антикризисного управления в бытность главой правительства в 2007-2012 гг., выполнение им в разное время различных поручений главы государства и, как следствие, попадание в разряд наиболее доверенных ему лиц, поддержание внутриэлитного баланса с точки зрения уравновешивания Масимовым некоторых других «тяжеловесов» в госаппарате. Но при всем этом президент по-прежнему сохраняет за собой право назначать других членов правительства по своему собственному усмотрению, даже если это не отвечает интересам премьер-министра.
 
2. В содержательном отношении президент, как всегда, сказал здесь об актуальных для дальнейшего развития казахстанского общества и государства задачах. Но, как уже неоднократно наблюдалось раньше, далеко не все озвученное им в силу тех или иных причин находит свою практическую реализацию. С учетом всего этого следует ожидать, что основной акцент будет сделан на совершенствовании системы государственного управления, развитии экономики и идеологической работе.
 
В первом случае это явно будут меры, призванные усилить контроль руководства страны за госслужащими всех уровней, а также за правоохранительными органами и судебной системой. Что касается идеологии, то, скорее всего, в ближайшее время произойдет наполнение идеи «Мәңгілік Ел» конкретным содержанием. В рамках же усиления транспарентности и подотчетности государства и его органов обществу и его институтам серьезных продвижений ожидать не следует. Система пока не готова к тому, чтобы отказаться пусть и от небольшой части своих прав и привилегий в пользу граждан и негосударственных структур. Хотя, с другой стороны, при общих застойных тенденциях в стране любые меры в рассматриваемых направлениях реформирования все же будут шагами вперед и лучше, чем совсем ничего.  
 
3. В свое время таковыми структурами, в частности, были постоянно действующее Совещание по выработке предложений по дальнейшей демократизации и развитию гражданского общества (ПДС) (2002-2003 гг.), Национальная комиссия по вопросам демократии и гражданского общества при Президенте РК (2004-2005 гг.) и Государственная комиссия по разработке и конкретизации программы демократических реформ (2006-2007 гг.). Создание и деятельность первых двух из них стали преимущественно своего рода ответом властей на активные действия оппозиции. При этом каких-либо конкретных ощутимых результатов своей работы ПДС и Нацкомиссия не дали. Совсем другое предназначение имела Госкомиссия, определенные результаты работы которой воплотились в конституционную реформу 2007 года.
 
Создание в этот раз Национальной комиссии по модернизации отличается тем, что, во-первых, при отсутствии сейчас в республике сильной и активно действующей оппозиции последняя здесь никак не повлияла. Во-вторых, данная Нацкомиссия будет заниматься именно институциональными реформами, не предполагающими серьезных системных изменений, в том числе требующих внесение поправок в Конституцию РК. Очевидно, что есть большой запрос у президента страны на выработку и принятие мер, которые, прежде всего, смогут повысить качество работы и подотчетность госаппарата. К тому же власти дали четкий сигнал во внешнюю среду о том, что они инициируют определенные изменения. Как населению, чтобы продемонстрировать выполнение предвыборных обещаний, так и зарубежным кругам, особенно потенциальным иностранным инвесторам.
 
В целом, создание рассматриваемой комиссии является нормальной практикой. Главное теперь, как будет развиваться ее дальнейшая деятельность, станет ли она диалоговой площадкой между государством и обществом, кто войдет в состав рабочих групп, насколько их рекомендации и предложения будут восприняты руководством страны и т.д.
 
4. При существующей сверхцентрализованной политико-властной системе практически все проведенные раннее в Казахстане политические преобразования:
 
а) если и касались вопросов конструкции, функционирования и преемственности президентской власти, то только в сторону ее усиления, но никак не ограничения. Тем самым соответствующие реформы не носили демократический характер и не привели к серьезным системным изменениям;
 
б) не были предметом договора и результатом конструктивного взаимодействия между обществом и государством. В связи с этим гражданское общество и его институты были и остаются только наблюдателями процессов реформирования, но не их полноправными участниками, во всяком случае с решающим значением.
 
Поэтому следует ожидать, что и заявленные институциональные реформы тоже будут носить ограниченный и управляемый характер. Что касается именно политических реформ, то, прежде всего, обращает внимание намерение главы государства провести в обозримом будущем новую конституционную реформу, призванную перераспределить властные полномочия от президента к парламенту и правительству. Эта реформа явно ориентирована на будущих потенциальных преемников Нурсултана Назарбаева, которые уже не смогут располагать такими президентскими полномочиями, как он, а их власть будет сдерживаться в разной степени парламентом и правительством. В любом случае с точки зрения реализации и возможного эффекта она является делом будущего.
 
Президент также озвучил необходимость изменения системы выборности местных исполнительных органов. Как известно, в 2013 году акимы сельских населенных пунктов и городов районного значения были избраны депутатами районных маслихатов. С учетом президентского тезиса о расширении прозрачности и подотчетности государства и его органов перед обществом, особенно в регионах и на местах, могут быть предприняты определенные шаги в сторону расширения местного самоуправления. Не исключено, что будет рассмотрен вопрос относительно перехода к избранию указанных акимов выборщиками из числа местных жителей. По крайней мере, такая система была опробована в 2001 году в экспериментальном порядке. Но в любом случае власти не предпримут здесь ничего такого, что ограничит контроль центра за регионами и отдельными населенными пунктами.
 
«Саяси-Қалам» («Трибуна»), № 18, 20.05.2015 г.
Инга Иманбай
 

Фото: http://www.liberty.ru 

Просмотров: 5701       « Вернуться назад