Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


09:53:04 14-10-2015

Андрей Чеботарёв: «Многие профессионалы своего дела вообще остаются за кадром»

 
 
Интервью с политологом, директором Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андреем Чеботарёвым.
 
Назначение Дариги Назарбаевой спровоцировало новый раунд дискуссии о начале транзита власти. Не находите ли Вы ситуацию, когда уже на протяжении десяти лет то или иное кадровое решение приводит к «назначению» очередного преемника, как выражение стагнации, в котором пребывает казахстанская политология?
 
- Во-первых, подобные дискуссии проводятся потому, что в Казахстане сложилась закрытая политическая система и протекающие в ней процессы все больше и больше ограничиваются ситуацией внутри правящей элиты. Поэтому общественность вынуждена наблюдать и обсуждать главным образом происходящее именно там, а не в среде политических партий, НПО и т.п. А любые кадровые изменения в высших эшелонах власти выглядят в этих условиях наиболее знаковыми. Кстати, особенно здесь тон задают отдельные СМИ, которые в целях привлечения внимания читателей или зрителей часто придают тем или иным назначениям излишнюю сенсационность.
 
Во-вторых, данные дискуссии демонстрируют стагнацию именно политической системы Казахстана, а никак не политологии. У определенной части казахстанцев есть усталость от отсутствия динамизма, законсервированности ситуации, искусственных административных барьеров практически во всех сферах общества. Поэтому с будущим транзитом власти, скорее всего, ассоциируются какие-либо серьезные перемены. Хотя, с другой стороны, отсутствие представления, как это все может произойти и к чему в итоге приведет, в определенной степени напрягает и простых граждан, и тем более представителей правящей элиты. Отсутствие же со стороны властей четкого объяснения по этому поводу компенсируется в лучшем случае размышлениями экспертов о вероятных сценариях и результатах транзита власти, а в худшем – муссированием всевозможных слухов и тревожных ожиданий.
 
В-третьих, если говорить в данном случае именно о политической науке, то, прежде всего, следует отличать профессиональных политологов от экспертов в других областях, политиков и т.д. В последнее время, к примеру, некоторые отечественные политики и общественные деятели взяли моду представляться политологами. Наверное, они это делают, чтобы придать своим мнениям по тем или иным вопросам некоторую объективность. Нередко, конечно, по разным вопросам оценки профессиональных политологов и других экспертов совпадают.
 
Тем не менее, политологи являются всего лишь частью большого экспертного сообщества Казахстана. А последнее, в свою очередь, не отражает политическую науку. Кстати, далеко не все казахстанские политологи участвуют в дискуссии по вопросам транзита власти, вероятных преемниках главы государства и т.д. В общем, не следует олицетворять все экспертное сообщество с отечественной политологией и делать о ней выводы, исходя из многочисленных мнений по одному из вопросов развития Казахстана. Напомню также об изданной в 2013 году в рамках Альянса аналитических организаций книге «Сумеречная зона или «ловушки» переходного периода». С нашей стороны это была первая серьезная научная попытка рассмотреть вопрос будущего транзита власти комплексно и без привязки к фигурам вероятных преемников.
 
Мы часто говорим о проблемах власти, ошибках госаппарата, «болячках» элиты. К сожалению, на самом деле поводов для грусти очень много. Но порой кажется, что тот кризис, который переживает политическая система, переживает и экспертное сообщество?
 
- Экспертное сообщество Казахстана неоднородно, прежде всего, по направлениям исследовательских интересов. Его не следует связывать преимущественно с теми людьми, которые дают комментарии в СМИ по актуальным вопросам и событиям. Многие профессионалы своего дела вообще остаются за кадром, но они нисколько от этого не утрачивают свой потенциал в выбранных ими сферах деятельности. Кроме того, одни эксперты работают в фундаментальном стиле, делая свои исследования максимально теоретическими. Тогда как другие эксперты являются больше прикладниками, ориентируясь в своей работе на конкретные практические результаты. У каждого из отечественных экспертов, видимо, имеются свои сильные и слабые, с профессиональной точки зрения, стороны. Однако говорить о каком-либо кризисе всего экспертного сообщества страны не приходится.
 
Есть определенные трудности, связанные с государством и его отношением к науке в целом. На мой взгляд, со стороны государства продолжает доминировать берущий свои корни еще с советского времени идеолого-пропагандистский подход. В связи с этим спросом у него пользуются преимущественно те исследования, которые ориентированы не на серьезную аналитику и объективные оценки, а на научно-теоретическое, причем зачастую «натянутое», обоснование необходимости и популяризацию принимаемых властями различных мер. А уже из этого вытекают и низкий уровень финансирования отечественной науки в целом и ее конкретных направлений, и недостаточная и некачественная подготовка специалистов, и отсутствие возможностей для многих из них работать по специальности и т.д. Такое отношение к науке и экспертному сообществу, безусловно, не красит наше государство.
 
Вместе с тем серьезную и пользующуюся спросом в обществе научно-исследовательскую и аналитическую продукцию вполне можно делать самостоятельно, не дожидаясь запросов и поддержки со стороны государства. То же самое касается и вопросов подготовки специалистов, чем каждый из них может заниматься самостоятельно как относительно себя, так и своих коллег, учеников и т.д. И все это реально происходит. Не скажу за всю казахстанскую науку, но политология и смежные области знаний (международные отношения, социология и др.) на месте не стоят. Только за последние три года здесь появились новые имена, структуры, книги, доклады и иные произведения. Когда же есть соответствующее движение вперед, то ни о каком кризисе говорить не приходится.   
 
Безусловно, та ситуация в которой сейчас пребывает казахстанская политология является следствием, мягко говоря, целенаправленного принуждения к сотрудничеству. И все научное сообщество, не только политологическое, чтобы выжить, вынуждено играть по установленным правилам. Может ли это привести к поколенческому разрыву или личная ответственность перед наукой все-таки оставила задел для Эпохи Возрождения?
 
- Уверен, что хороший специалист всегда будет востребован. Если не государством, то частными лицами и структурами. Если не для осуществления серьезных исследований, то хотя бы разовой экспертизы либо прочтения лекций, проведения тренингов, семинаров и т.п. Наконец, если не в Казахстане, то за рубежом. Поэтому далеко не все подвергаются какому-либо принуждению и ограничены некими «правилами», которые к тому же довольно размыты и не всегда соблюдаются даже их установителями. Факторы личной ответственности и профессиональной репутации тоже играют важную роль в этом. Конечно, в казахстанской политологии немало людей, которые в разное время сделали вклад не столько в науку, сколько в самих себя за ее счет. Но, с другой стороны, достаточно людей, которые постоянно развивают эту науку и по праву являются ее лицом.
 
В чем плюсы казахстанской политологии, а какие ее минусы? 
 
- В условиях роста политической неопределенности и появления новых угроз и вызовов для стабильного развития Казахстана значимость политической науки существенно возрастает. И государство, и общество объективно заинтересованы в профессиональном анализе и экспертизе социально-политических процессов в стране и вокруг нее. В свою очередь, сообщество казахстанских политологов готово выступить в качестве медиатора, посредника и «мозгового центра» при обсуждении и решении наиболее актуальных и острых вопросов политического развития республики, а также анализа внешних факторов влияющих на это развитие.
 
Что касается слабых сторон… Еще в сентябре 2009 года наш центр вместе с партнерами провел II Конгресс политологов Казахстана, а в его рамках – опрос участников на тему «Состояние и перспективы развития политической науки в Казахстане». Отмечу некоторые основные выводы по результатам этого исследования:
 
а) заметное дистанцирование политологического образования от аналитического рынка и его потребностей в квалифицированных специалистах в области политологии, слабая подготовка и аттестация научных кадров, дефицит квалифицированных преподавательских кадров, недостаточная научно-исследовательская работа в вузах;
 
б) отсутствие в Казахстане устойчивых научных школ, сформированных под эгидой как образовательных, так и научно-исследовательских профильных структур. В результате процесс формирования новых исследовательских ниш не получил в данной отрасли знания должного развития. Тем самым можно утверждать о недостаточном влиянии аналитического рынка республики на позитивную динамику отечественной политологии;
 
в) при наличии опытных и достаточно квалифицированных научных кадров в области политической науки и большого количества профильных научно-исследовательских организаций вместе с тем отмечается недостаточное внедрение имеющихся здесь научных достижений в практику. В определенной степени это объясняется отсутствием спроса на аналитическую продукцию со стороны потенциально заинтересованных в ней субъектов. С другой стороны, в рассматриваемой сфере, судя по оценкам респондентов, фактически наблюдается недостаточное число научно-исследовательских организаций, способных не только создавать соответствующую продукцию, но и формировать спрос на нее;
 
г) ангажированность отдельных аналитических организаций и экспертов определенными политическими или коммерческими структурами обуславливает такие критические моменты в их деятельности, как «заказной» и, следовательно, необъективный характер ее результатов, вынужденная самоограниченность определенными тематическими, идеологическими и иными рамками, преобладание поверхностного подхода к анализируемым объектам. Очевидно, что такое отношение к научно-исследовательской деятельности приводит к отсутствию стимулов для совершенствования ее теоретико-методологической базы и формулирования научной новизны.
 
Отмеченные минусы и недостатки имеют место в отечественной политологии и сегодня. Но в целом она развивается, на мой взгляд, неравномерно, колеблясь под влиянием разных факторов между подъемами и спадами. Главное, что эта наука есть и востребована.
 
Одной из самых известных кузниц кадров был Институт развития Казахстана, откуда вышла целая плеяда политологов. Есть ли сейчас понятие Школа?
 
- Есть, в частности, политологическая научная школа КазНУ им. аль-Фараби, к которой отношусь и я. Ее ядром является созданная в 1992 году и до сих пор действующая кафедра политологии. Выпускники и бывшие диссертанты данного отделения работают на государственной службе, в сфере образования, научно-исследовательских структурах, СМИ и т.д. Продолжается также подготовка новых специалистов по политологии.
 
Институт развития Казахстана тоже был хорошей школой, сочетающей в себе практическую деятельность по линии политических и экономических исследований с профессиональной подготовкой сотрудников. Однако в силу ряда обстоятельств его деятельность прекратилась. Аналогичной участи не избежали и многие другие действующие в разное время исследовательские структуры. В то же время продолжают действовать также являющиеся «кузницами кадров» и производителями политологической продукции Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте РК, Институт мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента РК и Институт философии, политологии и религиоведения КН МОН РК. Появляются и новые структуры, например, Аналитический центр Библиотеки Первого Президента РК.
 
В целом, казахстанская политическая наука на месте не стоит. Просто она еще сравнительно молодая и к пику своего роста пока не подошла. От дальнейшей же активности и заинтересованности ее ведущих представителей зависит формирование новых политологических школ.
 
«Sayasat.org», 14.10.2015 г.
 

Фото: http://www.history.psu.ru 

Просмотров: 4280       « Вернуться назад