Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


07:42:07 26-11-2015

«Нур Отан» - ни правящая, ни системообразующая партия»

 
 
О будущем составе Мажлиса, причинах доминирования партии «Нур Отан» в политической структуре Казахстана, инертности и пассивности казахстанцев и их фактическом неучастии в ключевых общественных процессах страны мы беседуем с известным политологом, директором Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андреем Чеботарёвым.
 
– Андрей, здравствуйте! Сразу о насущном. Критический рубеж в 300 тенге за доллар преодолен. Могут ли такие скачки национальной валюты подорвать у народа доверие к власти?
 
- На мой взгляд, большая часть казахстанцев давно уже не доверяет властям. Во всяком случае, правительству и Нацбанку. Другое дело, что это недоверие, несмотря на всевозможные постдевальвационные катаклизмы в экономике и социальной сфере, не переходит в плоскость протестных настроений. Многие люди научились приспосабливаться к критическим ситуациям, самостоятельно, без помощи государства преодолевать их. Девальвация 2014 года была неожиданной и встретила довольно резкую реакцию среди населения. В этот же раз, похоже, девальвацию ожидали, и определенное число граждан успели к ней подготовиться и предпринять какие-либо смягчающие меры (например, перевести накопления в доллары, купить недвижимость и т.д.).
 
Хотя, конечно, непредсказуемость и нестабильность в экономике может обернуться политической нестабильностью. Вспомним, сколько акцией протеста прошло в разных регионах страны в кризисные 2008-2009 гг. Поэтому властям все-таки следует стабилизировать ситуацию, ввести и самим соблюдать четкие правила игры в экономике и финансовой сфере. Уверенность  граждан в завтрашнем дне должна быть во всем, а не только в отсутствии войн и вооруженных конфликтов.
 
– В экспертной среде народ Казахстана принято считать инертным и пассивным, не способным реагировать на текущие вызовы. Согласны ли Вы с такой точкой зрения?
 
- Обычно такие оценки предполагают, что люди не ходят на выборы, не участвуют в деятельности политических партий, не проводят митинги и иные акции протеста, не предпринимают каких-либо шагов для отстаивания своих прав и законных интересов. С этой точки зрения уровень пассивности нашего общества достаточно высок. Люди зачастую не могут даже просто собраться во дворе своих домов, чтобы совместно решить те или иные жизненно важные для всех них вопросы.
 
Однако, следует учитывать и обратную сторону такой пассивности. В частности, практически все действующие партии не способны привлечь внимание широких масс, заинтересовать их не лозунгами, а конкретными делами. Выборы же у нас носят достаточно предсказуемый характер, что не стимулирует интереса к участию в них. А бытовые вопросы люди стараются решать в одиночку.
 
Вместе с тем в последнее время в обществе наблюдается заметная гражданская активность. В частности, это проявилось в акциях по сбору денег и вещей в поддержку людей, пострадавших от наводнения в Карагандинской области и селя в Наурызбайском районе Алматы. В Алматы и близлежащих районах Алматинской области также ежегодно осуществляются посадки деревьев с участием волонтеров. Наконец, общественность активно демонстрирует свое отношение к самым разным проявлениям несправедливости и произвола со стороны различных персон, чем привлекает внимание к данным ситуациям государство и его органы. Так что низкий уровень политической активности казахстанцев в условиях массы искусственных ограничений для участия в политической жизни страны еще не означает полную инертность и пассивность общества. Просто энергия неравнодушных людей идет в русло, не связанное с политикой.       
 
– Одним из важнейших принципов демократии считается выражение мнения большинства путем пропорционального народного представительства в парламентских структурах. Как Вы полагаете, выражает ли нынешний состав Мажилиса наиболее востребованные и злободневные мнения избирателей?
 
- И в социальном, и ментальном отношении Мажилис, как и весь парламент, вполне отражает наше казахстанское общество. Другое дело, что его коэффициент полезного действия (КПД) с точки зрения принятия законов, способствующих реализации конституционных прав и свобод граждан, и осуществления контроля за деятельностью правительства и иных исполнительных органов находится на уровне ниже среднего. Далеко не все законодательно установленные возможности и механизмы парламентом и его депутатами используются для этого. А все потому, что среди парламентариев, особенно в Мажилисе, полно людей явно случайных, неспособных сделать что-то большее того, что они могут, и откровенно равнодушных ко многому, что напрямую не касается их самих. Конечно, есть среди депутатов и прямые противоположности. Но таких людей здесь мало и зачастую они действуют разрозненно.
 
– Партия «Нур Отан» побеждает на парламентских выборах с гигантским отрывом от конкурентов. Можно ли считать, что она является системообразующей силой общества, его представительным фундаментом?
 
- Для «Нур Отана» больше подходит характеристика партии власти, нежели правящей партии. В отличие от правящей партии, которая непосредственно участвует в формировании правительства, принятии важнейших государственных решений и контроле за их исполнением, влияние партии власти на данные процессы, в рамках которых происходит определение основных направлений развития соответствующего общества и государства, ограничено или отсутствует совсем.
 
В нашем случае мы имеем дело с партией, возглавляемой президентом страны и в силу этого пользующуюся определенными привилегиями, включая, прежде всего, занятие позиции большинства во всех представительных органах Казахстана. Но на деле «Нур Отан»  не является ни только правящей, но и системообразующей партией. Она была и остается всего лишь одним из инструментов проведения политики правящей элиты. Поэтому еще неизвестно, какую роль эта партия будет играть в будущем при следующих руководителях страны. По крайней мере, с текущих позиций ее трудно представить в качестве одного из ключевых механизмов, способных обеспечить преемственность официального политического курса и стабильность политической системы в постназарбаевский период. Ведь жизнеспособность любой полноценной партии проверяется в условиях реальной межпартийной конкуренции, каковой у нас нет. 
 
– Досрочные парламентские выборы большинство аналитиков считают делом предрешенным. Согласны ли Вы с такой точкой зрения, и каковы Ваши прогнозы на будущий состав Мажилиса?
 
- Есть ряд признаков, свидетельствующих о том, что подготовка к такому сценарию ведется. Это, в частности, заметные процессы в партийной среде: назначение первым заместителем председателя партии «Нур Отан» Аскара Мырзахметова, закрытие Компартии Казахстана в судебном порядке, объединение партий «Ауыл» и Патриотов Казахстана со сменой лидеров. Можно также отметить отсутствие президента на открытии текущей сессии парламента с традиционным обозначением наиболее важных задач на ближайшую перспективу и довольно форсированный характер рассмотрения и принятия законов в рамках Плана нации.
 
Вместе с тем с учетом заявленного еще в марте этого года главой государства намерения провести в перспективе конституционную реформу, направленную на перераспределение властных полномочий от президента к парламенту и правительству, нет ясности, что будет осуществлено раньше. Либо сперва пройдут досрочные парламентские выборы, и тогда уже вновь избранным парламентариям предстоит принять конституционные поправки. Либо, наоборот, сперва обновят Основной закон и затем уже на его основе сформируют новый состав Мажилиса. Но в любом случае будущий депутатский корпус станет отражением такого расклада сил внутри правящей элиты, который будет ориентирован на будущий переход (транзит) верховной власти. Это значит, что партии, которые пройдут в новый созыв Мажилиса, будут представлять те или иные группы влияния. Скорее всего, их будет не более 4-5, как это, к примеру, имеет место в Узбекистане.
  
– Необходимость эволюционного перехода к парламентской республике уже неоднократно озвучивалась в Акорде. Насколько вероятен такой сценарий, и есть ли необходимость в таких кардинальных конституционных реформах?
 
- Необходимость такого возможного сценария обусловлена будущим транзитом власти. Но, скорее всего, соответствующие изменения в Конституции РК вступят в силу только после ухода действующего президента со своего поста. На мой взгляд, после этого режим правления из единоначалия преобразуется в некоторую форму олигархии. Возможно, к примеру, что это будет квазипарламентская республика с сильным премьер-министром и несколько ослабленным президентом. Не исключено также, что будет осуществлена определенная либерализация по тем или иным общественно-политическим вопросам. Хотя реальной демократии, основанной на свободном избрании гражданами ключевых органов власти, ожидать вряд ли следует.
 
– Ряд специалистов полагает, что в политическом бомонде сейчас популярен тренд на омоложение кадров в высших властных структурах. Действительно ли такая тенденция существует и о каких процессах в государственном аппарате она может сигнализировать?    
 
- Идет естественный процесс омоложения правящей элиты. Старая гвардия, состоящая из представителей партийно-комсомольской номенклатуры советского времени, постепенно уходит. Правда, в процессе управления на любом уровне молодость далеко не всегда предполагает качество и эффективность. Тем не менее, смена поколений политиков и чиновников идет шаг за шагом. А президенту и всей старой гвардии важно подготовить достойную смену, способную сохранить все имеющиеся достижения и решить нерешенные ими вопросы.
 
– Спасибо за ответы!
 
«Трибуна. Коммунист Казахстана», № 45, 25.11.2015 г.
Алькен Кенжебаев 

Фото: http://alex-romanov.net 

Просмотров: 4212       « Вернуться назад