Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


12:11:47 25-12-2015

Андрей Чеботарёв: Политические реформы в обозримом будущем не будут ориентированы на демократизацию

 
 
«Трибуна» подводит итоги уходящего года с известным политологом, директором Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андреем Чеботарёвым
 
- Какие главные итоги уходящего года Вы бы подвели? Какие события в общественно-политической, экономической и социальной жизни произошли, которые могут повлиять на будущее страны?
 
- В этом году наметились следующие основные тренды. Во-первых, усиливаются стагнация и консервация политической системы страны. Это, в частности, нашло свое отражение в фактически бесконкурентном характере президентских выборов, управляемом переформатировании партийного поля, сериях прессингов властей в отношении политических оппонентов и независимых СМИ, новых «чистках» внутри самой правящей элиты, усилении разобщенности в рядах и без того ослабленной оппозиции и увеличении уровня радикализации протестных настроений с уклоном в экстремизм. В последнем случае уже только по сообщениям правоохранительных органов видно, что довольно много казахстанцев участвуют в деятельности разных экстремистских группировок. Нечто подобное происходило в свое время в ряде разных стран мира, где власти зажимали оппозицию, готовую действовать в правовом поле.
 
Во-вторых, проведенная девальвация тенге и официальное признание наступления новой волны экономического кризиса демонстрируют неустойчивость национальной экономики. В свою очередь, все это чревато ухудшением социального самочувствия населения. Другое дело, что, благодаря преимущественно некоторым социальным мерам, превентивным силовым действиям, активной пропаганде, и пассивности большой части казахстанцев, властям пока удается не допустить серьезных массовых протестов в стране. Но, насколько всего этого хватит дальше, сказать трудно.
 
В-третьих, несмотря на отмеченные выше моменты, в обществе наблюдается рост гражданской активности неполитического характера. Об этом ярко свидетельствуют частые выражения непримиримости среди общественности к резонансным проявлениям несправедливости и произвола, а также примеры самоорганизации разных людей для осуществления социально важных дел и инициатив, в том числе для поддержки сограждан, в частности, пострадавших от наводнения в Карагандинской области и селя в Наурызбайском районе Алматы. И это достаточно позитивная тенденция в Казахстане на фоне остальных.
 
В-четвертых, многовекторный принцип внешней политики нашей страны проходит новые испытания на прочность. Так, уже только дипломатические ноты в адрес Казахстана со стороны Украины (по поводу признания в отечественных учебниках Крыма как Крым субъекта РФ) и Туркменистана (по поводу высказываний президента РК об инцидентах на туркменско-афганской границе) лишний раз показывают, что всем внешнеполитическим партнерам угодить трудно. Еще более серьезным стал конфликт между Турцией и Россией, который создал для Казахстана очередную, в дополнение к «войне санкций» между РФ и Западом, «головоломку» относительно того, как избежать вовлечения в данный конфликт и сохранить хорошие отношения с обеими его сторонами. К тому же в отношениях с Россией, несмотря на совместное участие в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), сохраняются установленные ею ограничения для торгово-экономического взаимодействия Казахстана с Украиной, США и странами Европы. 
 
В целом, откровенно застойные явления в политике и экономике Казахстана продолжают нарастать, приводя к отмеченным выше негативным последствиям.  Хотя кое-какие уроки из этого власти страны все же извлекли. Так, отдельные меры в рамках выполнения Плана нации «100 конкретных шагов по реализации пяти институциональных реформ» ориентированы на   привлечение граждан и институтов гражданского общества к управлению государством на разных уровнях. Несмотря на ограниченность этих мер с точки зрения полноценного реформирования политической системы страны, их принятие все-таки является определенным шагом вперед. Власти, похоже, постепенно осознают недостаточность опоры в нынешних условиях на силовые и пропагандистские ресурсы. Поэтому проявляется определенная заинтересованность к расширению обратной связи с обществом и его институтами. Хочется надеяться, что эта тенденция будет усиливаться.  
 
- Все эти годы мы говорили о том, как прекрасно развивается экономика, какими темпами она растет, но на поверку она не выдержала и первого дуновения ветра – падения цен на энергоносители. Можно ли назвать уходящий 2015 год провалом для казахстанской экономики? Каким будет следующий 2016 год для нее? И что должно быть сделано в следующем году?
 
- Текущая критическая ситуация в национальной экономике лишний раз заставляет вспомнить о тех действиях и государства, и части бизнес-сообщества, которые в течение практически всех лет суверенного развития Казахстана вели к сокращению ее производственной составляющей в пользу торговой и торгово-посреднической. Впоследствии же власти фактически осознали ошибочность такого курса. Однако кардинально изменить его явно не получается. В частности, завершившаяся в 2014 году программа ФИИР к прорывным результатам не привела. В этих условиях внешние факторы, включая снижение мировых цен на  нефть и металлы, серьезно бьют, прежде всего, по сырьевой части казахстанской экономики. Но, учитывая ее преобладающий характер и ключевую роль в формировании бюджета республики, боль от этих «ударов» так или иначе ощущает значительная часть нашего общества. 
 
Вместе с тем считать все это однозначным провалом не следует. Казахстан сумел пережить серьезные кризисные процессы первой половины и конца 1990-х, а также 2007-2009 гг. На мой взгляд, любые экономические потрясения не столько бьют, сколько учат. Все лишь зависит от того, кто и как выучит соответствующие уроки. Следующий год в нашей экономике, видимо, будет непростым. Сейчас очень многое здесь явно держится за счет вливаний время от времени из Национального фонда, а также зарубежных кредитов и инвестиций, среди которых, кстати, в последнее время преобладают китайские. Поэтому, прежде всего, важно обеспечить оптимальное расходование соответствующих денежных средств, чтобы и собственный потенциал нарастить, и рассчитаться позднее по всем внешним долгам. У ведущих отечественных экономистов сегодня имеется ряд рецептов по улучшению состояния экономики в целом и ее отдельных отраслей. Главное, чтобы власти научились прислушиваться к ним, оценивать соответствующие  предложения и выбирать наиболее приемлемые из них, а также быть последовательными в реализации своих социально-экономических программ, доводить их до заявленных результатов. В противном случае они рискуют в процессе данного обучения остаться на «второй год».
 
- Каждый новый год приносит новые надежды и ожидания. Стоит ли ожидать в следующем году каких-то политических реформ в Казахстане? Вынудит ли экономический кризис, нестабильность в международной политике пойти Акорду на политические реформы в стране?
 
- В настоящее время наши власти оказались в очень непростой для себя ситуации. С одной стороны, неустойчивость в политике и экономике Казахстана под воздействием внешних факторов обуславливает необходимость усиления государства и, как следствие, еще большего ограничения прав и свобод граждан. С другой же стороны, без определенного конструктивного поворота государства к обществу и его институтам осуществлять управление страной в нынешних условиях весьма трудно. В связи с этим Акорде приходится лавировать между этатизацией и либерализацией.
 
Обе эти противоположные тенденции, в частности, проявляются в рамках законодательного обеспечения Плана нации. Этатизация, к примеру, имеет место в усилении механизмов контроля и воздействия в отношении госслужащих, трудовых коллективов и НПО. Либерализация же проявилась в расширении возможностей граждан и СМИ в доступе к интересующей их информации, реформировании общественных советов при госорганах разных уровней, включая увеличение в их составе представителей общественности, введение ежеквартальной отчетности участковых перед местными жителями. Понятно, что кардинальных политических изменений все это не влечет. Однако для этих изменений пока нет и таких условий, чтобы власти пошли на их проведение либо сознательно, либо под воздействием общества.
 
Разве что в 2016 году на повестку могут быть вынесены вопросы по  заявленным главой государства конституционной реформе, предусматривающей перераспределение властных полномочий от президента к парламенту и правительству, и новой системе выборности местных исполнительных органов. Но пока даже приблизительные их контуры не прослеживаются. В любом случае, любые возможные политические реформы в обозримом будущем будут ориентированы не на демократизацию, а на усиление статус-кво правящей элиты, в том числе с учетом фактора будущего транзита верховной власти. 
 
- Президент Назарбаев в своем выступлении признал, что «война санкций» между Россией и Западом больно бьет и по нашей стране. Стоит ли ждать развязки кризиса между ведущими державами в 2016 году? Пойдут ли западные страны на снятие санкций с России, и, в свою очередь, откажется ли Кремль от противостояния с западными державами, в первую очередь с США в следующем году?
 
- Многое здесь будет зависеть от продвижения в сторону урегулирования вооруженного конфликта в Украине и позиций России в этом процессе. В первую очередь, речь идет о выполнении Минских соглашений, включая восстановление украинскими властями полного контроля над государственной границей страны. Однако по ключевым моментам этот процесс, похоже, затягивается. Тем более, что компромисс должен быть достигнут Киевом не с Донецком и Луганском, а с Москвой. Но насколько обе стороны готовы к нему, пока не ясно. Во всяком случае, президент РФ Владимир Путин на прошедшей 17 декабря ежегодной пресс-конференции дал понять, что определенные действия руководства Украины его не устраивают.
 
В этих условиях положительным моментом является то, что, несмотря на всю напряженность ситуации, имеют место контакты на высшем уровне между Россией, США, Евросоюзом, Германией, Украиной и т.д. Это увеличивает возможности для достижения взаимоприемлемых договоренностей. Не исключено, что Запад может пойти в следующем году на отмену отдельных санкций в отношении РФ, если Минские соглашения будут полностью выполнены подписавшими их сторонами. Вместе с тем встанет вопрос о возвращении Украине Крыма, на что Россия явно не пойдет. Поэтому «война  санкций» продолжительное время не закончится. К тому же следует учитывать разные интересы у США и ЕС относительно России. Евросоюз в силу ряда факторов, включая тесные торгово-экономические отношения,  более склонен к примирению с РФ, чем США. Политика же последних в 2016 году во многом будет определяться фактором приближающегося завершения пребывания президента Барака Обамы на своем посту. В связи с этим он либо постарается найти определенный компромисс с Путиным, чтобы заработать тем самым себе дополнительные политические очки, либо оставит данный вопрос на усмотрение своего преемника.     
 
- После инцидента со сбитием российского бомбардировщика ТУ-154 турецкими ВВС Казахстан остался меж двух огней: на одной стороне – братская Турция, а на другой – дружественная Россия. Как быть в этой ситуации Казахстану? Какой совет Акорде Вы дали бы по выходу из такого трудного положения?
 
- На мой взгляд, заявления и президента, и МИД РК по инциденту между Турцией и Россией вполне выдержаны в нейтральном духе. Теперь этот нейтралитет важно закрепить конкретными делами. С учетом публичных призывов к «деэскалации ситуации» Астана может уже на кулуарном уровне прозондировать степень заинтересованности Анкары и Москвы в этом и предложить затем им свои посреднические услуги. Можно, конечно, придерживаться позиции пассивного нейтралитета. То есть, продолжать развивать двусторонние отношения с указанными странами, стараясь никак не затрагивать тему конфликта между ними. Но такая позиция не гарантирует, что в случае обострения этого конфликта Казахстану удастся избежать возможных требований четкого выбора между его участниками. Поэтому следует попробовать применить миротворческую тактику, независимо от ее результатов.  
 
В целом, рассматриваемую ситуацию в определенной степени сглаживают сохранение дипломатических отношений между Турцией и Россией, а также незаинтересованность последней вносить напряжение в свои отношения с Казахстаном. Поэтому каких-либо возможных политических последствий для нашей страны пока не ожидается. Другое дело, что уже имеют место определенные трудности экономического характера. В связи с этим Астана может использовать уже имеющиеся и участвовать в развитии новых возможностей международных транспортных коридоров «Европа-Кавказ-Азия» (ТРАСЕКА) и «Китай-Турция-Европа» в интересах поддержания торгово-экономических связей с Анкарой.
 
- Власть сегодня открыто признает то, что казахстанская общественность говорила еще год назад: высокий уровень конфликтности России на международной арене причиняет ущерб нашей экономике, а товарооборот между странами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) падает, уровень экономической интеграции не возрастает, а, наоборот, убывает в силу разных причин. В этой связи насколько выгодным для РК было бы приостановить членство в ЕАЭС во время экономического кризиса? Почему Казахстан вошел в союз, заведомо понимая, что в нынешних реалиях он принесет больше потерь, нежели выгод?
 
- Казахстан к своему участию в ЕАЭС изначально подошел с чисто прагматической стороны, рассчитывая извлечь определенные экономические дивиденды. Прежде всего, это касается стремления добиться от России экспорта своей нефти через ее территорию по внутренним тарифам этой страны, а также расширение сбыта различных казахстанских товаров на российских рынках. Есть и политические интересы, включая сближение с Россией, особенно на уровне правящих элит, и использование ЕАЭС в процессе многовекторного лавирования между различными геополитическими игроками. Правда, в силу ряда факторов серьезных экономических выгод от участия в союзе республика пока не получила.
 
В любом случае Казахстану важно поддерживать и развивать конструктивные отношения с Россией, включая торгово-экономические. ЕАЭС в этом плане призван дать дополнительные возможности, включая свободный выход на рынки РФ. Конечно, на практике далеко не все, что прописано в Договоре о ЕАЭС и других документах, выполняется. Но это характерно практически для всех бывших и действующих межгосударственных объединений на постсоветском пространстве. Казахстан же зарекомендовал себя инициатором создания и активным участником ряда данных объединений, ни разу не допустив выхода отсюда или приостановления своего участия в них.  Такой тактики ему следует придерживаться и в рамках евразийской интеграции, в том числе во избежание нежелательных политических последствий в отношениях с Россией.
 
Другое дело, что нашей стране следует занять более активную позицию в ЕАЭС в соответствие со своими национальными интересами. В связи с этим целесообразно усилить работу членов Коллегии (министров) и других сотрудников Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) из числа казахстанцев, добиваться через них неукоснительного соблюдения всеми странами-участницами договорных обязательств и полной отмены изъятий и ограничений для свободного движения товаров на всем пространстве союза, обращаться при необходимости для защиты прав и законных интересов казахстанских бизнесменов  в Суд ЕАЭС. Казахстан может также выступить с рядом инициатив, позволяющих увеличить экономическую составляющую союза и снизить уровень его политизации.  
 
В пользу нашей страны может сыграть и договоренность между Россией и Китаем о сопряжении региональных интеграционных процессов в рамках ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового пути» (ЭПШП), включая заключение в обозримом будущем соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между союзом и КНР. Тем более, что Казахстан уже участвует в некоторых экономических и транспортно-логистических проектах, выполняя роль связующего звена между Китаем и Россией. В общем, в ЕАЭС Казахстану важно научиться отстаивать свои права и интересы, причем в официальных рамках и без необходимости частого использования кулуарных способов договариваться с партнерами по тем или иным вопросам. 
 
- В последнее время заметна активность членов правящей Семьи. Служит ли это индикатором того, что в ближашее время страну ждут серьезные политические изменения? И с чем Вы связываете их заметную активность?
 
- Данные члены семьи главы государства заинтересованы в укреплении своих позиций во власти, экономике и сфере масс-медиа. Причем они работают в этом направлении не столько на текущий момент, сколько на будущее. Возможно, что в силу своего положения они знают больше, чем кто-либо из других представителей правящей элиты, относительно планов Елбасы по подготовке и проведению транзита власти. Даже если примерное время и конкретные сценарии осуществления этих планов еще не определены, то в любом случае для рассматриваемых лиц важно уже сейчас предвосхитить вероятные сбои в этом процессе. Так что они активно формируют основу для своего будущего в постназарбаевский период.
 
- Со следующего года Казахстан начинает полноправное членство во Всемирной торговой организации (ВТО). Что сулит членство в ней нашей стране? Стоит ли ожидать каких либо позитивных изменений от членства в ВТО?
 
- Уже само по себе вступление Казахстана после почти 19-тилетних переговоров в ВТО является серьезным достижением уходящего года. Его участие в этой организации так или иначе увеличит возможности для интеграции в мировую экономику. Кроме того, расширяются возможности для балансирования республики в процессе международных экономических отношений между ЕАЭС и ВТО. Вместе с тем имеются заметные расхождения в официальных и независимых оценках относительно влияния участия Казахстана в ВТО на его национальную экономику. Нет также четких гарантий того, что правительство и бизнес-сообщество сумеют воспользоваться теми возможностями, которые это участие может дать.
 
В связи с этим правительству следует провести серьезную разъяснительную работу относительно перспектив участия страны в данной организации, не скрывая как преимущества, так и потенциальные риски. Еще более важно объединить усилия с представителями бизнеса и независимыми экспертами для выработки концепции или программы, отражающей цели, ключевые направления и механизмы реализации официальной политики Казахстана в рамках членства в ВТО. Следует также учитывать участие в этой организации и стран-партнеров по ЕАЭС, кроме Беларуси. В данном случае целесообразно инициировать в рамках союза определение общей позиции и формата взаимодействия данных стран с ВТО.  
 
- Уважаемый Андрей, редакция газеты «Трибуна» искренее поздравляет Вас с наступающим Новым годом. Желаем Вам всего наилучшего! Также хотелось бы поблагодарить Вас за сотрудничество с нашей редакцией и со своей стороны отметить, что мы ценим Вас как одного из немногих открытых и содержательных аналитиков нашей страны. Что бы Вы пожелали нашим читателям в новом году?
 
- Благодарю Вас за поздравление! Желаю и Вашему коллективу, и читателям Вашей газеты, прежде всего, в любых жизненных ситуациях, кажущихся непростыми, всегда находить позитивные моменты и возможности для движения вперед. И еще желаю всем в 2016 году счастья, благополучия, успехов во всех делах, вдохновения и процветания!  
 
- Спасибо за беседу!
 
«Саяси-Қалам» («Трибуна»),  № 48, 23.12.2015 г.
Инга Иманбай
 

Фото: http://golemming.ru 

Просмотров: 4133       « Вернуться назад