Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Аналитика


08:42:50 02-03-2016

Обеспечение безопасности в Каспийском регионе: потенциальные вызовы и актуальные вопросы регионального сотрудничества

 
 
Каспийский регион является геополитическим пространством, пользующимся заметным вниманием ведущих мировых держав в связи с большими запасами углеводородного сырья и стратегически важным транспортно-коммуникационным потенциалом. В первом случае, по некоторым оценкам, доказанные и частично разведанные запасы нефти Каспийского моря составляют 48 млрд. баррелей, а природного газа – 8,2 трлн. кубометров. В географическом же плане регион представляет собой разветвленную сеть морских, сухопутных и трубопроводных маршрутов, находясь на стыке Юга России, Кавказа, Центральной Азии, Среднего и Ближнего Востока.
 
Представляется, что для прикаспийских государств – Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана объединяющий их регион важен с точки зрения не столько всего этого, сколько создания зоны устойчивого социально-экономического развития и конструктивного межгосударственного сотрудничества. В связи с этим вопросы обеспечения региональной безопасности и пути их положительного решения играют в этих процессах важную роль.  
 
Очевидно, что в настоящее время Каспийский регион и составляющие его страны сталкиваются со следующими явными и потенциальными вызовами и угрозами.
 
Во-первых, рост проявлений терроризма и религиозного экстремизма. Наиболее всего этому в регионе подвержен такой субъект Российской Федерации, как Республика Дагестан. Фактор многолетнего противостояния между федеральными властями и вооруженными сепаратистскими формированиями в соседней Чечне привел к тому, что до сих пор на всем Северном Кавказе сохраняется напряженность в связи с действиями экстремистских группировок типа «Имарат Кавказ» и «Джамаат Шариат». Только в 2015 году в разных районах Дагестана, включая его столицу Махачкалу, 29 раз вводился режим контртеррористической операции [1]. По данным Национального антитеррористического комитета РФ, в ходе соответствующих спецопераций в республике были ликвидированы 96 боевиков и, по сравнению с 2014 годом, в более чем в 1,5 раз сократилось количество преступлений террористической направленности [2]. Тем не менее, экстремистскому подполью удается восполнять потери и продолжать свои подрывные действия.
 
В Азербайджане 26 ноября 2015 года силами МВД была проведена спецоперация в поселке Нардаран, расположенном в 25 км от Баку, по ликвидации вооруженных боевиков движения «Мусульманское единство». В результате операции погибли четыре боевика и два сотрудника полиции. 14 членов экстремисткой группировки во главе с ее лидером Талехом Багировым были задержаны. Было также изъято большое количество автоматического и холодного оружия [3]. Указанное движение, по информации правоохранительных органов Азербайджана, выступает за насильственное изменение конституционного строя и создание религиозного государства, управляемого по законам шариата.
 
В Казахстане, по данным Генеральной прокуратуры РК, в 2013 году было совершено 65 преступлений, связанных с экстремизмом и терроризмом. А в 2014 году зарегистрировано 52 соответствующего преступления [4]. В настоящее время, согласно информации Духовного управления мусульман Казахстана (ДУМК), в исправительных учреждениях республики отбывают наказание 400 осужденных за экстремизм и терроризм [5].
 
Продолжающиеся гражданские войны в Ираке и Сирии, в которых активно проявляет себя экстремистская группировка «Исламское государство» (ДАИШ), стали центром притяжения для жителей прикаспийских государств, являющихся приверженцами так называемого «чистого ислама». По разным официальным и неофициальным данным, на стороне ДАИШ воюют от 2 до 5 тыс. граждан России, в том числе около 900 жителей Дагестана, более 1500 – Азербайджана, около 400 – Казахстана и 360 - Туркменистана [6]. В данном случае соответствующие угрозы заключаются, прежде всего, в явном наличии в рассматриваемых государствах потенциальных сторонников ДАИШ, ведущих определенную вербовочную, пропагандистскую, финансовую (переводы денег на счета организации) и иную деятельность. Они же актуальны и на ближайшую перспективу, если выходцы из данных стран, прошедшие боевую подготовку и идеологическую обработку в рядах ДАИШ, начнут возвращаться на родину и вливаться в нелегальные экстремистские структуры.
 
Во-вторых, активная браконьерская деятельности в акватории Каспия, сопряженная при этом незаконным пересечением государственных границ разных стран региона. О ее масштабах свидетельствуют результаты совместных оперативно-профилактических мероприятий, проведенных пограничными службами Казахстана и России в 2015 году. В рамках их первого этапа, с апреля по июнь, было задержано 29 плавсредств и 230 правонарушителей, изъято 3246 рыб осетровых пород, 71060 метров крючковых снастей. По фактам данных правонарушений наложены административные штрафы на общую сумму 1 млн. 645 тыс. 060  тенге [7]. В сентябре-октябре того же года в ходе второго этапа СОПМ-2015 было задержано 37 плавсредств и 71 человек, обнаружено 1105 рыб осетровых и 6046 частиковых пород, 240 километров сетей и т.д. [8]. При этом пограничникам нередко приходится применять оружие в отношении правонарушителей.
 
В-третьих, угрозы для национальной безопасности Туркменистана со стороны Афганистана. В последнем из них помимо вооруженных формирований «Талибана» наблюдается также активность боевиков ДАИШ. Уже само то, что в ряде приграничных территорий Афганистана с Туркменистаном идут постоянные бои между правительственными силами и экстремистскими формированиями, создает серьезные риски для второй из этих стран. По информации ряда СМИ, в 2014-2015 гг. имела место серия нападений на туркменских пограничников со стороны талибов, приведших в совокупности к гибели 18 военнослужащих [9]. Хотя официальной информации со стороны Ашхабада по этому поводу нет, наблюдается определенное усиление им безопасности своих рубежей, включая направление сюда дополнительных средств артиллерии, ПВО, сил вспомогательных служб [10].
 
В-четвертых, сохраняющаяся напряженность в зоне нагорно-карабахского конфликта между Азербайджаном и Арменией. Несмотря на прошедшую 19 декабря 2015 года в Берне (Швейцария) встречу президентов двух стран  Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна соответственно и выраженная ими готовность продолжать диалог по рассматриваемой проблеме, вооруженные столкновения на линии соприкосновения вооруженных сил двух стран продолжаются. Обе стороны практически ежедневно нарушают режим прекращения огня, обстреливая позиции друг друга. В частности, только за период с 14 по 20 декабря 2015 года погибли 5 азербайджанских и 4 армянских военнослужащих [11].
 
Согласно озвученному до этого заявления Минской группы ОБСЕ, занимающейся вопросами урегулирования данного конфликта, «С учетом значительной эскалации в этом году насилия вдоль линии соприкосновения и на армяно-азербайджанской границе, статус-кво стал неустойчивым. Мы особенно осуждаем применение минометов и другого тяжелого оружия и глубоко сожалеем о жертвах среди гражданского населения в результате применения этого оружия» [12]. В связи с этим имеются риски перерастания нагорно-карабахского конфликта в полномасштабную войну, которая, в свою очередь, способна серьезно дестабилизировать обстановку на Южном Кавказе и в Каспийском регионе.
 
В-пятых, деятельность внерегиональных стран (США, ЕС, Турция, Китай и т.д.) и транснациональных корпораций (ТНК), сопряженная с угрозами экономической и экологической безопасности отдельных прикаспийских стран и всего региона. Так, довольно частыми являются случаи нарушения экологического законодательства Азербайджана и Казахстана работающими здесь нефтегазовыми компаниямис иностранным участием.Неоднозначное отношение вызывает проект строительства Транскаспийского газопровода (ТКГ), участниками которого являются Азербайджан, Туркменистан, Европейский союз и Турция. Данный трубопровод рассматривается как часть более масштабного проекта «Южный газовый коридор», предназначенный для транспортировки газа из Каспийского региона в Европу. Учитывая, что ТКГ предполагается проложить по дну Каспийского моря, это чревато серьезными угрозами для самого водоема и окружающей среды региона в случае вероятных повреждений трубопровода. Поэтому против реализации данного проекта выступают Иран и Россия, настаивая на обсуждении подобных вопросов с участием всех прикаспийских государств [13].
 
Рассматриваемую ситуацию в Каспийском регионе усугубляют наблюдаемые разногласия между прибрежными странами относительно правового статуса Каспия, раздела его дна и акватории, определения государственных границ в южной части моря, по вопросам добычи и экспорта энергоресурсов, рыболовства, взаимоотношений с внерегиональными странами и т.д. В своей совокупности они способствуют поддержанию атмосферы недоверия между отдельными странами региона, не позволяя создать работоспособный формат пятистороннего межгосударственного взаимодействия.
 
Отмеченные вызовы и угрозы безопасности Каспийского региона обуславливают необходимость постоянного конструктивного сотрудничества прикаспийских стран в интересах противодействия им. Правовой основой для этого является Соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море, принятое 18 ноября 2010 года на III Саммите прикаспийских государств. Кроме того, уже имеется практика достаточно эффективного взаимодействия пограничных служб Азербайджана, Казахстана и России с проведением совместных учений и оперативно-профилактических мероприятий типа «Путина», «Браконьер» и т.п.
 
Представляется, что в рамках указанного соглашения его участники вполне могут создать многопрофильные силы реагирования на всевозможные критические ситуации, начиная от противодействия криминальным и экстремистским группировкам и заканчивая защитой граждан и различных объектов во время морских бедствий, аварий и техногенных катастроф. В состав данных сил следует включить сотрудников пограничных, таможенных, антинаркотических служб, правоохранительных органов, МЧС. Также целесообразно рассмотреть возможность создания единой структуры, призванной вести мониторинг ситуации на Каспии и оповещать уполномоченные органы прикаспийских стран о возникающих критических ситуациях и инцидентах.
 
Очевидно, что ко всему этому стимулируют сама специфика Каспийского моря как закрытого водоема и, как следствие, высокий уровень его уязвимости перед разного рода критическими ситуациями. Тем более, что в настоящее время определенные вызовы приобрели качественно новые смыслы и способности влиять на дестабилизацию обстановки в местах их проявления.
 
Использованные источники:
 
1.  Дагестан: хроника террора (1996-2016 гг.) // «Кавказский узел» (http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/73122/).
 
2. Почти 100 боевиков ликвидированы в Дагестане в 2015 году // «РИА Новости», 30.01.2016 г. (http://ria.ru/incidents/20160130/ 1367469302.html#14557689909114&message=resize&relto=login&action=removeClass&value=registration).
 
3. Сеидов К. МВД уничтожило экстремистов, готовивших теракты в Баку // «Тренд», 26.11.2015 г. (http://www.trend.az/azerbaijan/incident/2461615.html).
 
4. Кумыспаева Н. За экстремизм и терроризм с начала года в Казахстане осуждены 29 человек // «Казахстанская правда», 25.09.2014 г.
 
5. В Казахстане отбывают наказание 400 осужденных за экстремизм и терроризм // «Экспресс-К», 21.12.2015 г.
 
6. На стороне ИГ воюют до 5 тысяч граждан России // «Вести.Ru», 17.06.2015 г. (http://www.vesti.ru/doc.html?id=2630692); Около 900 жителей Дагестана воюют в Сирии на стороне ИГИЛ – МВД // «Интерфакс-Россия», 10.12.2015 г. (http://www.interfax-russia.ru/South/news.asp?id=681763&sec=1671); Живущие в России азербайджанцы подаются в ИГИЛ // «Новости Армении», 13.08.2015 г. (http://hayastannews.com/news/94038.html); Совбез: 400 казахстанцев выехало на войну в Сирию и Ирак // «i-News.kz», 19.06.2015 г. (https://i-news.kz/news/2015/06/19/8047396-sovbez_400_kazahstancev_vyehalo_na_voinu.html);
63 гражданина Туркменистана задержаны при попытке перехода в Сирию в 2015 году // «ECIS NEWS», 14.12.2015 г. (http://ecisnews.ru/society/id/3431/).
 
7. На Каспии прошли совместные мероприятия погранслужб Казахстана и России // «Казинформ», 5.06.2015 г. (http://www.inform.kz/rus/article/2783470).
 
8. Золотых О. Пограничники Казахстана в ходе совместных учений с российскими коллегами обнаружили более семи тысяч штук рыб // «Tumba.kz»,  2.11.2015 г. (https://tumba.kz/zhizn-regiona/11-zhizn-regiona/12436-sovmestnye_meropriyatiya.html).
 
9. Талибы испытывают границу Туркменистана на прочность // «InoZpress.kg», 3.06.2014 г. (http://inozpress.kg/news/view/id/41751); Туркменистан понес первые потери на границе с Афганистаном // «News-Asia», 7.07.2015 г. (http://www.news-asia.ru/view/tm/8471).
 
10. Туркменистан перед угрозой из Афганистана стянул к границе 70% боевой техники // «Zona.kz», 6.10.2015 г. (https://zonakz.net:8443/view-turkmenistan-pered-ugrozojj-iz-afganistana-stjanul-k-granice-70-boevojj-tekhniki.html).
 
11. Минобороны Азербайджана сообщило о своей боевой потере // «Razm.info», 20.12.2015 г. (http://razm.info/ru/7583#more-7583).
 
12. МГ ОБСЕ: «Главное препятствие для мира в Карабахе - отсутствие политической воли» // «Commonspace.eu», 4.12.2015 г. (http://commonspace.eu/rus/news/6/id3422).
 
13. Россия заподозрила ЕС в подрыве доверия между прикаспийскими странами // «РБК», 9.06.2015 г. (http://www.rbc.ru/politics/09/06/2015/5576a9ce9a79471242520d92).
 
Андрей Чеботарёв
 

Фото: http://www.inform.kz 

Просмотров: 2436       « Вернуться назад