Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


03:05:56 03-05-2016

Андрей Чеботарёв: За нагнетанием ситуации стоят определённые элитные группы

Уже вторую неделю граждане Казахстана открыто выражают свое несогласие с властями по поводу передачи земли иностранцам. До сей поры апатичное общество, легко соглашавшееся и с урезанием декретных выплат, и с повышением возраста выхода на пенсию для женщин, и с двукратной девальвацией тенге, и с другими действиями правительства, вдруг перестало молчаливо одобрять решения властей.
Судя по реакции – от выхода акима области к людям на площади, как это было в Атырау, до разгона демонстрантов в Кызылорде, - власти оказались не готовы к такому развитию событий. По телевизору заговорили о суммах, которые якобы получают организаторы митингов за проведение акций протеста.
 
За комментарием мы обратились к Андрею Чеботарёву, директору Центра актуальных исследований «Альтернатива».
 
- Почему тема продажи и передачи в аренду земельных участков актуализировалась именно сейчас, хотя Земельный кодекс был принят уже давно?
 
- Земельный вопрос всегда был и остается достаточно острым для Казахстана как молодого независимого государства. Широкая общественность связывает его не столько с экономикой, сколько с политикой в контексте сохранения суверенитета и территориальной целостности, обеспечения национальной безопасности страны. Вспомним дискуссии в обществе и баталии между парламентом и правительством в 2003 году, когда принимался Земельный кодекс. Тогда остроту ситуации в определенной степени сняли сменой правительства. Затем в 2009 году негативную реакцию в обществе вызвали намерения властей сдать в аренду хозяйствующим субъектам Китая 1 млн. га земли для выращивания кормовых культур. Во избежание более серьезных последствий пришлось от данных планов отказаться.
 
Текущее обострение земельного вопроса, на мой взгляд, связано со следующими моментами.
 
Во-первых, в условиях кризисных процессов в экономике и социальной сфере страны, включая рост цен на различные продукты питания и товары народного потребления, безработицу, снижение доходов населения и т.д., ухудшилось социальное самочувствие заметной части казахстанцев. На этом фоне любой вопрос, не имеющий прямого отношения к уровню жизни людей, но способный при его муссировании вызвать волну эмоций, может мобилизовать на разные акции протеста, беспорядки и т.п. В данном случае таковым стал земельный вопрос.
 
Во-вторых, большая часть казахстанцев вряд ли следит за изменениями действующего законодательства в целом и вникает в суть ряда нововведений. Но приходит время, когда последние так или иначе касаются либо всех граждан страны, либо отдельных категорий, и тогда их начинают активно обсуждать. Скорее всего, первым шагом здесь стало мартовское заявление министра национальной экономики Ерболата Досаева о предстоящей с июля этого года продаже через аукционы 1,7 млн. га сельхозугодий. Позже против этого выступила депутатская фракция КНПК в Мажилисе. Одновременно пошли слухи и публикации о том, что власти хотят продать землю иностранцам. Далее, как говорится, «пошло-поехало». Причем неоднократные опровержения различных должностных лиц этих слухов людей пока не убеждают. Это, кстати, лишний раз демонстрирует высокий уровень недоверия граждан к правительству.
 
В-третьих, свой вклад в общий накал могли добавить также обсуждения по другим резонансным намерениям властей, в частности, в сфере образования и здравоохранения, вызвавшим неоднозначное отношение общества. Так что, если парламентские выборы властям удалось провести в этот раз в достаточно стабильной атмосфере, то поствыборная ситуация начинает накаляться.
 
- Аким Актюбинской области Бердибек Сапарбаев заявил о деньгах Запада, кто-то считает, что есть российский след. Кто, на ваш взгляд, стоит за организацией митингов?
 
- Обращает на себя внимание, что митинги прошли преимущественно в нефтедобывающих западных регионах Казахстана, а не в сельскохозяйственных областях. Это наводит на мысль о том, что за нагнетанием ситуации стоят определенные элитные группы, которые могут быть заинтересованы в оказании нужного им воздействия на Астану. Кстати, в Актюбинской и Атырауской областях в свое время были сильны позиции у группы влияния, в которую, в частности, входил экс-аким последней из указанных областей Бергей Рыскалиев. В любом случае смены акимов с их командами могли привести к определенному вытеснению местных элит с их прежних позиций во власти и экономике. Скорее всего, есть недовольные, к примеру, результатами выборов в маслихаты. При таком возможном раскладе соответствующие группы ожидают, что к ним обратятся из облакимата или даже вообще из центра за содействием в стабилизации обстановки в этих областях. В таком случае они могут выдвинуть свои условия, скажем, по кадровым вопросам, приватизации, госзакупкам и т.д.
 
Другая версия предполагает, что акции протеста прошли в самоорганизованном порядке при руководящем участии местных гражданских активистов. В тех же западных регионах страны есть проблемы с социальной ответственностью, соблюдением трудового и экологического законодательства в компаниях с иностранным участием («Тенгизшевройл», «СНПС-Актобемунайгаз» и др.). Причем наиболее часто претензии предъявляются китайским инвесторам. Так что имеющиеся «обиды» на иностранцев и потакающих им чиновников вполне могли наложиться на страх, что еще и земля может перейти в руки иностранцам вследствие разных схем. К тому же в рассматриваемых областях население традиционно отличается твердостью духа и решимостью в отстаивании своих прав. Протестующих не остановило отсутствие официального разрешения на проведение митингов. Даже в Мангистауской области имели место попытки провести их, несмотря на память о жанаозенских событиях.
 
Третья версия не исключает определенный след (скорее всего, поддерживающий, а не организующий) зарубежных сил, заинтересованных в «раскачивании» ситуации в Казахстане. Именно на это и намекает аким Сапарбаев. Возможно, кто-то опасается роста влияния Китая и России в нашей стране через интеграционные и экономические проекты и стремится остановить этот процесс. Однако подобные версии все-таки следует подкреплять данными отечественных спецслужб.
 
- Насколько адекватно власти реагируют на митинги? Готовы ли они к диалогу или пойдут по пути эскалации конфликта путем запретов и репрессий?
 
- Хорошо уже то, что власти не применили к митингующим силовые меры, включая уголовное преследование подозреваемых в организации акций протеста. Более того, в Атырау и Семее акимы вышли к участникам митингов и пообщались с ними достаточно конструктивно. Довольно жестко обошлись с известными представителями оппозиции и независимых СМИ в Алматы, которые хотели провести пресс-конференцию по земельному вопросу. Впрочем, этому предшествовали известные заявления главы государства и вновь назначенного генерального прокурора Жакипа Асанова. В целом казахстанские власти привыкли действовать в подобных случаях, сочетая кнут и пряник. В неблагоприятных социально-экономических условиях им, видимо, придется больше заниматься успокаиванием и убеждением граждан, нежели оказанием какого-либо давления. Хотя последнее вероятно в отношении отдельных персон, наиболее активно проявивших или стремящихся проявить себя посредством политизации земельного вопроса.
 
- Как, на ваш взгляд, будут развиваться события? 
 
- Поскольку протестующие в разных регионах страны фактически взяли тайм-аут до 21 мая, то к этому времени властям предстоит что-то сделать, чтобы не допустить проведения единовременной и широкомасштабной акции протеста. И здесь тоже возможно несколько вариантов дальнейшего развития ситуации.
 
Первый вариант: власти объявляют мораторий на неопределенное время на сдачу в аренду иностранцам земель сельхозназначения. Конечно, такое решение сузит возможности для пополнения бюджета страны в кризисный период. Но, с другой стороны, позволит сохранить политическую стабильность, а также сыграет важную роль с точки зрения национальной безопасности на долгосрочную перспективу. Не исключена также отставка кого-либо из высокопоставленных чиновников из правительства, причастных к решению земельного вопроса. Подобные меры, как известно, положительно действуют на недовольных теми или иными решениями властей.
 
Второй вариант: власти переключаются на решение наиболее актуальных вопросов в протестных регионах и задабривание местных элит и гражданских активистов. В земельном вопросе акцент делается только на предстоящую приватизацию земельных угодий казахстанцами. Возможно, будут приняты меры для обеспечения определенной прозрачности этого процесса, включая проведение общественных слушаний, введение представителей общественности в различные комиссии и т.п.
 
Третий вариант: акцент будет сделан на недопущение будущих акций протеста с применением силовых мер. Начиная от превентивной нейтрализации по каким-либо основаниям потенциальных организаторов и вдохновителей и заканчивая возможным введением в соответствующих областях чрезвычайного положения. Но этот вариант представляется менее вероятным.
 
- Стоит ли ожидать появления новых оппозиционных лидеров?
 
- В настоящее время в рассматриваемой ситуации участвуют в основном действующие оппозиционные деятели. Для многих из них митинги протеста по земельному вопросу, видимо, стали новостью. Однако эти люди проявили определенную активность, чтобы стать участниками данного процесса. Подключилась и ОСДП, выступив с несколькими заявлениями и обращениями. Молчит пока Казахский национальный совет. Возможно, на протестной волне оппозиция объединится. Но, скорее всего, на непродолжительное время. Новые же персоны в ее рядах могут разве что появиться в отдельных регионах. Хотя опыт проведенных в предыдущие годы всевозможных акций протеста на локальном уровне показывает, что крайне редко выдвинутые на них лидеры уходят потом в активную политику.
 
«Ratel.kz», 3.05.2016 г.
Анна Калашникова
 
Фото: http://obk.kz
Просмотров: 1822       « Вернуться назад