Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


11:52:09 06-05-2016

Андрей Чеботарёв: «Социальный протест некому возглавить»

 

«Трибуна» беседует на животрепещущие темы с известным политологом, директором Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андреем Чеботарёвым.
 
- Прошел год с момента очередного избрания Назарбаева президентом РК. За это время случилась обвальная девальвация тенге, экономические показатели скукоживаются, растет социальное недовольство. По мнению власти, дела обстоят иначе: кризис временный, благодаря «мудрой политике елбасы, Казахстан преодолеет и нынешние трудности». Как Вы оцениваете реальное положение дел в стране? Что нужно сделать для того, чтобы разрешить текущие трудности?
 
- К оценкам наблюдаемого кризиса и его масштабов наши власти, на мой взгляд, подходят вполне адекватно. По крайней мере, в октябре прошлого года президент республики Нурсултан Назарбаев в беседе с премьером Каримом Масимовым заявил о том, что в настоящее время кризис является более сильным, чем в 2007-2009 гг. В свою очередь, это предопределило выработку антикризисных мер, обозначенных, в частности, в послании главы государства. Другое дело, что реализация данных мер в ряде случаев оставляет желать лучшего. К тому же, акцентируя внимание на внешние факторы, включая снижение мировых цен и спроса на нефть, власти недооценивают внутренние причины ухудшения ситуации в экономике и социальной сфере страны.
 
Естественно, что негативные последствия прошлогодней девальвации (рост цен на определенные продукты питания и товары народного потребления, безработицы, снижение среднедушевых реальных доходов населения и т.д.) способствуют ухудшению социального самочувствия определенной части казахстанцев. Тем не менее, власти предпринимают всевозможные меры по усилению контроля за ситуацией и недопущению социального взрыва в стране.
Основная ставка по-прежнему делается на административное и силовое, со стороны правоохранительных органов, воздействие. Вместе с тем власти стали допускать и определенную гибкость в отношениях с различными категориями граждан. Так, еще с прошлого года региональные акиматы стали подписывать с субъектами крупного бизнеса меморандумы по вопросам стабилизации производственных процессов и сохранению рабочих мест. На настоящее время подписано более 30,2 тыс. таких документов. В Астане и Алматы подобным образом пробуют также сдержать цены на продтовары и лекарства соответственно.
 
Но в основном стабильная обстановка в Казахстане обеспечивается благодаря фактической адаптации многих граждан к текущей ситуации в экономике и социальной сфере. Эти люди преодолевают различные
трудности самостоятельно, без помощи государства. Остается высоким и уровень аполитичности населения. Кроме того, после нейтрализации в разное время ведущих оппозиционных сил сегодня практически некому возглавить социальный протест и вывести его в политическое русло. Все это вкупе с отмеченными выше усилиями властей позволяет избежать каких-либо социально-политических потрясений. Правда, насколько всего этого хватит, сказать трудно. В этих условиях и госслужащим, и остальным гражданам, прежде всего, следует просто делать свое дело качественно и благоприятно для окружающих.
 
- Общественность была крайне возмущена тем, что некоторые новоиспеченные депутаты парламента разместились в одном из дорогих отелей Астаны за счет бюджета. Между тем, депутат Карагусова, пытаясь заступиться за своих коллег, еще больше подлила масла в огонь и весь депутатский корпус, не успев начать работу, оказался в центре скандала. Говорит ли этот факт о том, что власть потеряла связь с реальностью и утратила способности эффективной коммуникации с обществом? Как данный скандал отразится на доверии населения к депутатам и институтам власти в целом?
 
- Для многих казахстанцев работа парламента и его депутатов практического значения не имеет. Если взять, к примеру, город Алматы, то в свое время разными представителями местной общественности поднималось большое количество вопросов по экологии города и пригородной зоны, градостроительства, работы общественного транспорта и т.д. Но никто не вспомнит, что хотя бы один из них нашел свое положительное решение, благодаря усилиям кого-либо из парламентариев. В наших условиях парламент реально не обеспечивает представительство различных слоев и групп общества. К тому же в Казахстане еще не сложилась такая политическая культура, когда те или иные деятели думали бы о последствиях сказанного ими.
 
При всем этом нельзя сказать об абсолютной дистанции властей от народа. В последнее время они заметно совершенствуют механизмы коммуникации с обществом. В частности, созданы и работают общественные советы при центральных и региональных госорганах, а также госкорпорация «Правительство для граждан», от которой ожидают улучшение оказания государственных услуг населению. Однако, создавая одни соответствующие механизмы, властям не мешало бы одновременно улучшить работу и действующих, включая парламент и маслихаты. В конце концов большинство депутатов этих органов представляют партию «Нур Отан», возглавляемую президентом. И если им все равно, что о них думают избиратели, то пусть хотя бы позаботятся об имидже главы государства.
 
- Аренда казахстанских земель иностранцам вызывает большие споры в обществе. Как Вы относитесь к данной инициативе? Насколько правильно отдавать аренду земли иностранцам? Может ли это привести к массовым протестам и публичному проявлению недовольства?
 
- Судя по несанкционированному митингу, который на днях прошел в Атырау, протесты по данному поводу уже начались. Вспомним, кстати, негативную реакцию в обществе в 2009 году, когда власти планировали сдать в аренду хозяйствующим субъектам Китая 1 млн. га земли для выращивания кормовых культур. В силу ряда факторов земельный вопрос в Казахстане является делом не столько экономики, сколько политики. Поэтому к его решению следует подходить с особой тщательностью.
 
При высоком уровне коррупции, отсутствии общественного контроля за деятельностью госорганов всех уровней и твердых гарантий прав собственности предлагаемая аренда чревата серьезными рисками для нашей страны. Поэтому в лучшем случае землю целесообразно сдавать в аренду совместным предприятиям с преобладанием казахстанской доли и на меньшие сроки, например, 10 лет, с правом возможного продления аренды при условии качественного использования данных земельных угодий. Понятно, что соответствующее положение Земельного кодекса призвано привлечь потенциальных инвесторов в аграрный сектор республики и, как следствие, способствовать пополнению бюджета страны. Однако правительству, прежде всего, следовало бы учитывать и потенциальные риски его применения на практике.
 
- Введение трехъязычного обучения в школах, а также продление учебного года школьников также широко обсуждается в стране. Поддерживаете ли Вы данные реформы? Готовы ли кадры для преподавания в школах на трех языках?
 
- В данных инициативах есть свои преимущества и сомнения. Представляется, что трехъязычное обучение способно увеличить степень подготовки и будущего владения учащимися средних школ, как минимум на базовом уровне, казахским, русским и английским языками. В свою очередь, это положительно отразится на их общем образовательном уровне и возможностях с точки зрения будущего выбора профессии и дальнейшей жизненной реализации. Кроме того, данное нововведение дает серьезный импульс для развития и расширения сферы применения государственного языка. Особенно в свете установки главы государства о том, что к 2020 году им будут владеть не менее 95% граждан страны.
 
Введение пятидневной учебной недели, на мой взгляд, положительно отразится на психологическом состоянии детей и подростков, а также будет способствовать повышению качества их подготовки в ходе выполнения домашних заданий и, как следствие, образовательного уровня в целом. Кроме того, расширятся возможности для общения детей с родителями, организации и проведении семейного отдыха. Наконец, одновременно со школьниками дополнительное время отдыха получат и их учителя.
 
Вместе с тем в первом случае потребуется много времени для подготовки и привлечения в школы лиц, способных преподавать на казахском и английском языке запланированные к переводу на них предметы. Пока же имеются недостатки в работе многих кадров, преподающих непосредственно данные языки. Во втором случае естественно встает вопрос о продлении учебного года до июля, чтобы выполнить соответствующие учебные программы. Поэтому данные вопросы вызвали серьезный резонанс в обществе. Главное, чтобы правительство правильно отнеслось к дискуссиям по ним и приняло во внимание все аргументы и за, и против. В любом случае, должна быть проведена масштабная подготовительная работа, чтобы в перспективе данные инициативы не пришлось сворачивать.
 
- На прошедшем Евразийском медиа форуме в Астане обсуждались вопросы мирового уровня: цены на нефть, геополитические проблемы, стабильность на Ближнем Востоке. По крайней мере, так указано в программе. Но нет ни единого слова о проблеме медиа в Казахстане, о том, что независимые СМИ и журналисты подвергаются гонениям. Кстати, президент не выступил с приветственным словом, хотя изначально было сообщение об его участии. Насколько эффективны такие форумы и собрания? Решают ли они конкретные проблемы? К чему нужно их проведение?
 
- Евразийский медиа форум является одним из инструментов коммуникаций и продвижения имиджа Казахстана на международном уровне. Аналогичные задачи также выполняют, в частности, Астанинский экономический форум и Съезд лидеров мировых и традиционных религий. Поэтому ожидать от них решения конкретных вопросов внутреннего характера не приходится. А повестка дня данных мероприятий всегда будет формироваться, исходя из интересов их организаторов. Хотя участники того же ЕАМФ от казахстанской общественности при желании могут поднять там интересующие их вопросы.
 
Учитывая, что Казахстан является полноправным участником международных отношений и не намерен находиться на периферии глобальных и региональных процессов, подобные мероприятия следует проводить. Другое дело, что в их рамках следует увеличить, во-первых, казахстанское содержание в виде выступлений отечественных экспертов и политиков и, во-вторых, практическую составляющую посредством выработки по итогам данных мероприятий конкретных рекомендаций для нашей страны по тем или иным вопросам международного значения.
 
- Скандал с панамскими офшорами затронул и представителей казахстанской верхушки. Почему отдельные чиновники хранят деньги в офшорной зоне, а не в Казахстане? Как «Панамагейт» может ударить по казахстанской элите в будущем? Президент не раз призывал олигархов и бизнесменов хранить деньги в РК, а не в офшорах. Как Вы полагаете, прислушаются ли они к президенту, вернут ли они деньги или нет?
 
- Кое-где офшорные зоны называют «налоговым убежищем». Так что они явно удобны для увода из страны и последующего хранения денег, особенно сомнительного с точки зрения закона происхождения. Кроме того, через офшоры при необходимости можно и, наоборот, легально вернуть деньги в страну. Для этого здесь создаются компании, заходящие потом в данное государство как инвесторы в тех или иных сферах экономики. В общем, для казахстанских любителей разных финансовых схем здесь есть, где проявить себя.
 
Возможно, что не для всех из них офшоры становятся инструментом для увеличения своих доходов. Но уж точно являются местом хранения выведенных из страны денег. В современных условиях развития Казахстана фактически не работают «правила игры», гарантирующие представителям управленческой и бизнес элиты спокойную жизнедеятельность в обмен на политическую лояльность к руководству страны. Передел собственности и активов периодически осуществляется в разных сферах и на разных уровнях, включая регионы. Так что бегство капиталов, скорее всего, продолжится. А по мере приближения к будущему транзиту власти и туманных перспектив дальнейшего развития республики этот процесс усилится. К тому же текущее нестабильное положение тенге по отношению к доллару США также не благоприятствует возможному возвращению денег в страну. Ситуацию усугубляет отсутствие в Казахстане действенных антиофшорных механизмов, включая соответствующее законодательство. Впрочем, такие законы, как «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», работают у нас весьма ограниченно и избирательно.
 
Что касается «Панамагейта», то казахстанская элита после довольно большого количества случаев попадания различных ее представителей во всевозможные скандальные ситуации за рубежом, похоже, научилась выходить из них с минимальными издержками для себя. И это уже является показателем несовершенства антикоррупционной практики соответствующих стран и политики «двойных стандартов» в отношении Казахстана. Другое дело, что фигуранты данных инцидентов становятся объектами для определенного воздействия заинтересованных иностранных кругов – от криминала до спецслужб. А на родине в отношении них потенциальными недоброжелателями собирается и копится компромат, которому могут дать ход в любой момент. Поэтому равнодушие этих персон к общественному мнению в данных случаях не есть панацея от возможных негативных последствий.
 
- Армянские чиновники и представители общественности подвергли казахстанское руководство резкой критике после того, как премьер-министр РК не поехал на встречу глав правительств стран-участниц Евразийского экономического союза в Ереван на фоне конфликта в Нагорном Карабахе. Правильно ли поступил Казахстан, поддержав в этом конфликте Азербайджан? Как армяно-азербайджанский конфликт отразится на будущем ЕАЭС?
 
- Учитывая, что Казахстан в этом году председательствует в ЕАЭС и в связи с этим его премьер руководит в Евразийском межправительственном совете, Карим Масимов вполне правомочен определять основные организационные моменты в рамках проведения заседаний указанного органа. Другое дело, что в рассматриваемом случае ему следовало бы четко аргументировать свое пожелание относительно переноса встречи глав правительств стран-участниц союза вместо Еревана в Москву.
 
По ряду признаков Казахстан явно поддерживает Азербайджан в нагорно-карабахском вопросе. Тем не менее, в рамках своей многовекторной внешней политики он пробует, как всегда, «быть над схваткой». Призыв МИД РК к сторонам конфликта вокруг Нагорного Карабаха проявлять сдержанность и строго соблюдать договоренности о прекращении огня как раз идет в этом ключе. Однако поступок премьера с такой линией расходится. Поэтому на официальном уровне Астане следует четко обозначить свою позицию относительно взаимоотношений Баку и Еревана и придерживаться ее.
 
Сам конфликт между двумя южнокавказскими странами больше затрагивает интересы Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), нежели ЕАЭС. Так что для последнего каких-либо серьезных последствий ожидать не приходится. Тем более с отсутствием прямых границ Армении с остальными странами-участницами союза. Разве что при желании установить в будущем какой-либо формат коллективного партнерства с Азербайджаном, включая возможное создание зоны свободной торговли между ним и ЕАЭС, данным планам может воспрепятствовать именно бескомпромиссная позиция Армении.
 
- Благодарим за беседу!
 
«Саяси-Қалам» («Трибуна»), № 17, 27.04.2016 г.
Инга Иманбай
 
Фото: http://www.diapazon.kz
Просмотров: 2051       « Вернуться назад