Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Аналитика


05:55:35 26-04-2011

Поствыборный Казахстан: перспективы политических перемен

 

Прошедшие президентские выборы при всей неоднозначности оценок их проведения и результатов привели к повышению уровня легитимности главы государства и поддержания его статуса Лидера нации. Это обстоятельство, а также беспрецедентное форсирование событий с проведением выборов и инаугурации президента дают основания ожидать от последнего осуществления серьезных политических преобразований.

 

Внутриэлитный расклад

 

Как и предполагалось, первые шаги глава государства предпринял в рамках выстраивания нового баланса между ведущими группами влияния внутри правящей элиты. При этом помимо кадровых изменений в госаппарате здесь была использована еще и тактика «контролируемой напряженности». Правда, рассматриваемый процесс прошел с большими элементами неожиданности.

Наиболее всего это проявилось в выдвижении на должность председателя Сената Парламента бывшего Генерального прокурора Кайрата Мами. Судя по всему, президент этим шагом в очередной раз пытается деактуализировать тему преемственности своей власти, давая лишний раз понять, что в ближайшей перспективе он никуда со своего поста уходить не собирается. Он также фактически успокоил правящую элиту тем, что Мами по своему политическому весу не представляет собой персону, способную при форс-мажорных обстоятельствах принять на себя бремя верховной власти. В связи с этим Сенатом определенное время будет руководить очередной «дежурный» спикер, чье пребывание на данном посту ограничится чисто формальным осуществлением своих должностных обязанностей.

Вместе с тем с новым карьерным продвижением Мами президент предпринял меры по ослаблению группы «южан», в состав которой тот, по некоторым оценкам, входит. Во-первых, от занимаемой должности управляющего делами президента РК освобожден один из лидеров данной группы влияния Сарыбай Калмурзаев. На его же место пришел экс-аким Алматинской области Серик Умбетов, который, кстати, является уроженцем того же региона, что и глава государства. Во-вторых, из-под влияния «южан» выведена Генеральная прокуратура, новым руководителем которой назначен бывший заместитель Генерального прокурора, выходец из Западного Казахстана Асхат Даулбаев. В целом, сохранив позиции и даже продвинув вверх одних представителей рассматриваемой группы и одновременно потеснив других, руководство страны пытается контролировать «южан» по схеме «разделяй и властвуй». Вместе с тем оно явно не спешит совсем ослаблять их позиции, скорее всего, рассчитывая на них в качестве противовеса другим группам влияния.

Другим заметным событием стало назначение среднего зятя главы государства Тимура Кулибаева председателем правления Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына». Впрочем, сенсационность этого события заключается в основном в увеличении уровня публичности Кулибаева, предпочитающего прежде держаться в тени. Тогда как фактическим главой ФНБ «Самрук-Казына» он был и раньше, находясь на позициях заместителя. Кроме того, повышением своего зятя в должности президент продемонстрировал свое доверие ему, несмотря на многочисленные нелицеприятные публикации о нем в СМИ в контексте ведения бизнеса и даже личной жизни.

В то же время баланс был обеспечен и здесь. Так, в ходе проведенного 17 апреля расширенного совещания с членами правительства, акимами, руководством других центральных государственных органов, НДП «Нур Отан» и ФНБ «Самрук-Казына» глава государства поручил последнему передать находящиеся в его распоряжении банковские активы («Альянс банк», «БТА банк», «Темирбанк») Национальному банку, а институты развития (Фонд развития предпринимательства «Даму», Банк развития Казахстана, Инвестиционный фонд Казахстана и т.д.) – профильным министерствам. Таким образом, с выдвижением Кулибаева на самостоятельную руководящую позицию одновременно были сокращены сферы его влияния.

Самым же неоднозначным стало то, что вопреки различным ожиданиям и прогнозам масштабных кадровых перестановок в верхах не произошло. В частности, сохранил свой пост премьер-министр Карим Масимов, а в его правительстве сменилось всего лишь 6 министров. К тому же в связи с назначением Жанар Айтжановой министром по делам экономической интеграции число членов правительства увеличилось с 21 до 22. А из акимов регионов сменился всего лишь один.

С одной стороны, все это лишний раз демонстрирует дефицит, причем не только квалифицированных, но уже, видимо, и абсолютно лояльных лично главе государства кадров. С другой стороны, не исключено, что у президента пока нет весомых оснований для кардинальной внутриэлитной перебалансировки. Единственно, что потенциал группы Тимура Кулибаева – Карима Масимова не просто сохранился, но и имеет тенденцию к увеличению. Хотя данный тандем призван не только способствовать поддержанию баланса внутри правящей элиты, но и, судя по всему, не допустить новую волну экономического кризиса, о вероятности которой, кстати, в феврале этого года высказался сам премьер, или, по крайней мере, смягчить ее последствия для страны. В общем, кредит высокого доверия лидерам данной группы влияния предстоит не просто освоить, но и оправдать. 

 

«Разбор полетов»  

 

Что касается тактики «контролируемой напряженности», связанной, прежде всего, с антикоррупционными действиями в отношении высокопоставленных чиновников и представителей бизнес-элиты, то она в поствыборный период также проявилась неожиданным образом. В этот раз под пресс попали сразу 6 судей Верховного суда, освобожденные от занимаемых должностей по предложению финансовой полиции. При этом двое из них были взяты под стражу. В данном случае  руководство страны дало понять о давно назревшей необходимости навести порядок в судебной системе Казахстана, включая ее верхний уровень, и поставило в контексте борьбы с коррупцией четкий знак равенства между судьями данной категории и высокопоставленными чиновниками. 

Вместе с тем этот инцидент был выгодно использован главой государства для смены председателя Верховного суда, без оглядки на те или иные группы влияния. В результате Мусабек Алимбеков, оставшийся, кстати, членом Верховного суда, руководил высшим судебным органом Казахстана гораздо меньше своих предшественников - всего лишь 2 года. Его же место занял экс-председатель Актюбинского областного суда Бектас Бекназаров. Помимо своего солидного послужного списка он своему карьерному росту, видимо, обязан также тем, что в 2001 году вел судебный процесс по делу бывшего премьер-министра Акежана Кажегельдина.

Антикоррупционную тематику глава государства продолжил и в ходе отмеченного выше расширенного совещания по дальнейшей работе государственных органов. Он, в частности, выступил за автоматическую отставку первых руководителей государственных органов в случае обвинения в коррупции их заместителей и глав структурных подразделений, устранение административных барьеров и сокращение проверок в отношении предпринимателей, искоренение взяточничества в судебной системе и правоохранительных органах, прекращение формирования акимами своих команд по принципу личной преданности и т.д. Вместе с тем президент акцентировал здесь внимание не столько на репрессивные меры, сколько на совершенствование системы госуправления. В том числе он поручил создать кадровый резерв из числа «наиболее талантливых, перспективных, преданных государственной идее, высококвалифицированных специалистов», а также трудоустроить на государственной службе выпускников программы «Болашак».

В процессе «разбора полетов» президент также подверг критике  правительство и акимов за неконтролируемый рост цен на продовольственных рынках, Минэкономразвития и торговли – за отдачу приоритета торговой деятельности в ущерб стратегическому планированию, Минтранспорта и коммуникаций – за слабую работу по развитию транзитных возможностей страны, Минсвязи и информации – за недостатки в работе подведомственных ему центров обслуживания населения, Таможенный комитет Минфина – за отсутствие оперативности при оформлении грузов, Агентство по делам государственной службы – за неуделение внимания вопросам создания кадрового резерва, госучреждения в целом –  за неиспользование энергосбережения. 

Одновременно с этим глава государства фактически дал понять своим подчиненным, что сохранение многих из них на своих постах они обязаны «отработать». Среди самых важных его поручений можно отметить доведение темпов ежегодного экономического роста до не менее 7% и уровня ВВП на душу населения к 2016 году – до не менее 15 тыс. долларов США, обеспечение прироста несырьевой части экономики на 3%, сокращение количества лицензий и разрешений для ведения бизнеса на 30%, проведение ревизии всего сельскохозяйственного земельного фонда в интересах его рационального использования, создание Агентства по атомной энергетике и национальной геологической компании, внедрение до 2016 года в школах трехязычного обучения и т.д.

Очевидно, что все эти действия руководства страны рассчитаны на признание и поддержку со стороны общества. Не случайно, что еще 15 апреля в своем выступлении на пленарном заседании Сената Парламента РК президент пообещал выполнить все социальные обязательства государства перед гражданами во избежание «таких событий, какие были в странах Северной Африки». Такая постановка вопроса актуальна в условиях роста цен на продукты питания и в ожидании новой волны кризиса, что способно ухудшить социальное самочувствие значительной части населения и вызвать рост протестных настроений. Проведением же указанного совещания в воскресный день власти как бы демонстрируют народу, что они «не расслабляются» даже по выходным. А атмосфера «разбора полетов» с антикоррупционной риторикой подошли тут как никогда.

 

Во имя национального единства

 

Явно в целях поддержания благоприятного социально-политического фона была также проведена 18 апреля под председательством президента 17-я сессия Ассамблеи народа Казахстана. Примечательно, что 16-я сессия АНК состоялась 20 октября 2010 года. Такой временной интервал между заседаниями данного органа свидетельствует о большой важности обсуждаемых на них вопросов. Причем такие из них, как развитие государственного языка и празднование юбилея Независимости Казахстана, были рассмотрены как в прошлом году, так и в этом.

Обращает на себя внимание изменение приоритетов в задачах, поставленных перед АНК главой государства. Например, если в прошлый раз он выделил поиск новых подходов к сохранению этнического и культурного многообразия и самобытности народа Казахстана, то теперь акцент сделан на  укрепление общенационального единства казахстанцев на основе общих ценностей. Или, касательно толерантности президент в 2010 году поручил АНК активно продвигать соответствующий казахстанский опыт за рубежом, что, видимо, было актуально с учетом председательства нашей страны в ОБСЕ. В этот же раз он призвал усилить работу по воспитанию толерантности через культурно-информационную сферу уже непосредственно в Казахстане.

Саму АНК президент призвал отойти от «парадно-прикладного крена» в своей работе и сделать акценты на научно-исследовательское и образовательное направления, включая создание Центра изучения всех аспектов межэтнических и межконфессиональных отношений, участие в разработке программ дошкольного образования детей, проведение экспертизы школьных учебников по истории и т.д. Кроме того, глава государства выступил за активное участие АНК и входящих в нее этнокультурных объединений в процессе индустриализации страны.

Что касается языкового вопроса, то на 16-й сессии АНК глава государства призвал добиться овладения государственным языком всеми гражданами Казахстана, но без ущемления прав некоренных этносов. Теперь же он придал этой установке конкретные количественные и временные рамки. Так, к 2017 году число казахстанцев, овладевших государственным языком, должно достигнуть 80%, а к 2020 году – не мене 95%. Кроме того, в 2021 году на казахском языке должны уметь говорить 100% выпускников средних школ. Судя по всему, такой постановкой задач глава государства стремится снять наблюдаемую в обществе напряженность вокруг состояния и развития государственного языка, создаваемую посредством чрезмерных и местами искусственных «эмоциализации» и политизации данного вопроса. Вместе с тем президент призвал АНК и ее членов следить за соблюдением чиновниками законодательства о языках, чтобы не допускать здесь определенных «перегибов». Тем самым он теперь решил успокоить граждан некоренных национальностей.

В целом, руководству страны для оправдания своего политического курса по обеспечению консолидации общества и укреплению межэтнического согласия приходится балансировать между интересами казахов и других этносов, прежде всего русских. Отсюда, в частности, идет программа трехъязычия. Кроме того, будучи Лидером нации, президент заинтересован эту нацию «достроить». В связи с этим государственный язык призван стать ключевым механизмом сплочения нации наряду с тем же гражданством. В то же время у главы государства, похоже, есть понимание, что основную ставку здесь надо делать на молодое поколение казахстанцев. Хотя очень многое здесь будет зависеть от уровня эффективности мер, призванных воплотить соответствующие официальные лозунги и установки в реальность, с чем пока  обстоят проблемы.

 

Что дальше?

 

8 апреля в своей инаугурационной речи президент обозначил основные направления политической модернизации, о проведении которой, кстати, упоминалось еще в его предвыборной программе. Это, в частности, расширение полномочий парламента и ответственности правительства, совершенствование выборного процесса, децентрализация власти и делегирование полномочий регионам, развитие эффективной многопартийности, системы ответственных и свободных СМИ, обеспечение эффективности судебной системы и ужесточение мер по искоренению коррупции. Причем применительно к политической системе страны он утверждает не просто о модернизации, но и о «дальнейшей демократизации общества» и развитии «реальной демократии». Хотя еще в прошлом году казалось, что термин «демократизация» вообще исчез из официального лексикона.

В то же время сохранение президентом практически всего руководящего корпуса госаппарата свидетельствует о его традиционной осторожности относительно любых серьезных перемен, особенно политического характера. В любом случае модернизацию политической системы он начал не с обновления кадров. Но тогда не исключено, что соответствующие планы глава государства связывает с будущими парламентскими выборами. Отсюда, кстати, не случайны недавние интервью его советника Ермухамета Ертысбаева с прогнозом относительно проведения парламентских выборов в досрочном порядке уже в этом году, а также с предложением создать по их итогам двухпартийную систему. Очевидно, что все это было озвучено в целях выяснения настроений в обществе и особенно среди правящей элиты относительно возможной реализации соответствующих сценариев.

Сам же президент успокоил парламентариев, заявив о проведении парламентских выборов в 2012 году. Правда, при необходимости, как это уже было не раз, он вполне может все переиграть. Тем более, что Конституция РК дает ему право распускать весь парламент или только одну его нижнюю палату фактически по своему усмотрению. Да и немало факторов благоприятствует именно такому сценарию. Но в любом случае важны будут не сами парламентские выборы, независимо от порядка их проведения, а уровень партийного представительства в новом созыве Мажилиса Парламента.

В целом, представляется, что Нурсултан Назарбаев заинтересован преобразовать в перспективе политико-властную систему таким образом, чтобы каждый из ее ключевых элементов имел надежные механизмы сдержек и противовесов по отношению к остальным. При этом не исключено, что расчет делается не только на укрепление его позиций во время пребывания на посту главы государства, но и обеспечение относительно безболезненной преемственности верховной власти в будущем. Хотя понятно, что права и полномочия самого действующего президента никоим образом ослаблены не будут. А это значит, что запланированная политическая модернизация в очередной раз будет носить ограниченный и, как следствие, незавершенный характер. С другой стороны, в казахстанских реалиях любой шаг вперед лучше, чем два назад.

   

ЦАИ «Альтернатива», 26.04.2011 г.

Андрей Чеботарев

 

Просмотров: 3496       « Вернуться назад