Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


07:34:31 12-06-2019

Может ли у Республики Казахстан быть собственная «мягкая сила»?

Происходящие в современном мире за последние десятилетия своеобразные турбулентные процессы, последовательно связанные с исчезновением двухполюсного мира, гегемонией на международной арене одной страны, попытками формирования многополюсного миропорядка, фактическим изменением ранее установленных единых правил международной торговли, силовым навязыванием в решении известных глобальных и образовавшихся региональных проблем и конфликтов, возникновением новых в том числе информационных технологий, способных полностью разрушить имидж практически любой страны, неуклонным стремлением некоторых международных акторов к перманентному доминированию и навязыванию своего образа жизни, требуют адекватного реагирования конкретного государства, стремящегося сохранить достойное место в системе международных отношений и мирохозяйственных связей.
 
В этих непростых условиях Республика Казахстан, начавшая новый этап политического и экономического развития, стоит перед необходимостью формулирования инновационных по содержанию и традиционно-исторических по своей сути шагов на международной арене. Пришло время взглянуть по-новому на весь опыт исторического и культурного развития Казахстана, а также известные внутриполитические и международные инициативы нашего государства, которые можно активно использовать в современных геополитических реалиях, появление которых ранее никем не прогнозировалось.
 
Ни для кого не секрет, что сегодня определенная часть казахстанского общества находится под сильным информационным влиянием различных мировых центров силы. Возможно, поэтому у некоторой части молодого поколения начинает формироваться ложное представление о тех позитивных процессах, которые начинают происходить в нашей стране. Несомненно, что в этом определенную негативную роль играют элементы так называемой внешней «мягкой силы». Эта сила в современном мире приобретает различные гибридные формы, что, в свою очередь, не позволяет не только ее своевременно идентифицировать, но и найти пути нейтрализации. Ответ же на вопрос, может ли конкретное отдельное государство противопоставить подобной внешней «мягкой силе» действенные механизмы, достаточно очевиден.
 
Но если подойти с другой стороны, может ли Казахстан противопоставить активному внешнему давлению собственную эффективную «мягкую силу»? На первый взгляд сама постановка такого вопроса может удивить специалистов-политологов. Возможно, они и правы. Каким образом Республика Казахстан с населением в 18 млн. человек способно проецировать свою «мягкую силу» на другие страны и даже на все мировое сообщество? Оказывается, что и это вполне возможно. Решение проблемы находится практически на поверхности. Мы, к сожалению, пока не способны полностью осознать и распорядиться собственными достижениями почти тридцатилетнего независимого развития.
 
Взять хотя бы практику мирного существования более 100 национальностей и 40 религиозных групп, а также инициативу по проведению в Казахстане Съездов лидеров мировых и традиционных религий. Во внешней среде в основном это использовалось для формирования позитивного имиджа страны на международной арене. Весь же потенциал исторического мирного существования народов и религий большей частью был направлен на обеспечение внутреннего стабильного поступательного и устойчивого развития страны.
 
Для наглядности можно попробовать провести некоторую аналогию с традиционной пиалой, которая является достаточно условной. По своей форме пиала имеет как бы две емкости. Одна емкость общеизвестная. Но есть и вторая. Она появляется, когда мы начинаем рассматривать пиалу с другой стороны.
 
Следуя этому примеру, можно вновь повториться, что весь мощный потенциал упомянутых казахстанских идей был преимущественно направлен на решение внутренних задач. Возможно, пришло время не только взглянуть на собственные достижения с другой стороны, но и полностью поставить их на службу для решения новых внешнеполитических задач, возникающих с укреплением статуса нашей страны, как регионального лидера не только в Центральной Азии, но и на всем Евразийском пространстве.
 
Не исключено, что пришло также время обозначить данную «мягкую силу» Республики Казахстан в некоторых концептуальных документах, посвященных формированию новых внешнеполитических приоритетов страны на предстоящий период. В определенной степени это могло бы стать некоторым скрытым по форме, но достаточно ясным по содержанию посылом для ряда наших внешнеполитических партнеров, продолжающих активное проецирование на Казахстан известных элементов ранее апробированной практики собственного, в том числе политического развития.
 
Следует отметить, что возникновение подобной казахской «мягкой силы» стало возможным благодаря в том числе всему ходу исторического развития народов, живущих на обширной территории. Здесь веками складывались собственное «степное сознание», своя «степная философия» и «степная цивилизация», ничем не уступающие по глубине и мудрости другим европейским и азиатским аналогам.
 
Декларирование же нашей страной упомянутой «мягкой силы» могло бы в конце концов стать своеобразным ответом на вызовы, с которыми сталкиваются в частности те же западные страны, где «водораздел» в восприятии современных реалий и ценностей произошел не только между нациями и религиями, а также представителями одной национальности и религии, но и простыми людьми, живущими в одной семье.
 
Рустем Курмангужин,
к.и.н., доцент «Алматы Менеджмент Университет»
9.06.2019 г.
 

Фото: https://zebra.today 

Просмотров: 211       « Вернуться назад