Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


01:30:32 12-01-2020

Андрей Чеботарёв: «Есть риски новых протестов»

 Последние политические инициативы Нацсовета, озвученные президентом Токаевым, вызвали некоторые вопросы в обществе. Помимо митингового законодательства, это касается и обновления закона о политических партиях. В частности, речь идет об уменьшении порога для регистрации в два раза. Но разве это главное? Ведь дело не в том, сколько членов наберешь в свою партию, а в том зарегистрирует ее Минюст или нет. Почему тогда до пяти или, вообще, одной тысячи не сократить этот порог? На эти и другие вопросы сегодня отвечает директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», член НСОД и известный политолог Андрей Чеботарёв.

- В текущей системе политических координат, когда транзит президентской власти еще не завершен и есть фактор Елбасы в управлении страной, эти инициативы уже можно считать заметным шагом вперед. Особенно это касается намерений относительно введения уведомительного принципа организации мирных собраний и декриминализации ответственности за клевету. В рамках решения первого из этих вопросов был взят за основу проект закона, разработанный ведущим казахстанским правозащитником Евгением Жовтисом. Было несколько обсуждений этого документа, в частности, под эгидой Общественного совета города Алматы с участием заинтересованных представителей общественности и официоза. Не видел пока последний вариант данного законопроекта, чтобы объективно оценивать его. Но уже хорошо то, что его разработали не какие-либо госорганы, а представители общественности.
 
Что касается законодательства о политических партиях, то какого-либо единого мнения по этому поводу среди членов Национального совета общественного доверия пока не было. Лично я предлагаю сократить требуемое для государственной регистрации партий количество их членов до 3 тыс. человек, как это было в первой редакции закона «О политических партиях» 1996 года. Чем именно руководствовался глава государства в своем предложении по данному вопросу, сказать трудно. Возможно, что Акорда в подобных ситуациях смотрит, какая будет реакция из «Библиотеки». В любом случае это еще не решение, а только предложение президента. Главной здесь, на мой взгляд, является установка на сокращение количества регистрационных барьеров, необходимых для создания политических партий. От этого можно отталкиваться в ходе дальнейшей работы по совершенствованию соответствующего законодательства и добиваться пересмотра ряда его положений.
 
- По этой части было еще и то, что будет определено понятие парламентской оппозиции. Это, как предположили в соцсетях, будут из нынешних депутатов выбирать, кто оппозиционер или новых набирать станут?
 
- Понятно, что в наших условиях те же «Ак жол» и КНПК к реальной оппозиции не отнесешь. Однако возможная легализация самого института парламентской оппозиции станет серьезным событием. Уже только потому, что само слово «оппозиция» будет обозначено в действующем законодательстве. Хотя сам я являюсь сторонником разработки и принятия закона «О политической оппозиции», чтобы узаконить этот важный общественно-политический институт в целом.
 
Очевидно, что в Казахстане было, есть и будет соперничество внутри правящей элиты, которое в условиях незавершенного транзита власти, скорее всего, будет нарастать. С легализацией парламентской оппозиции этот процесс в определенной степени можно будет перевести в сферу межпартийной конкуренции и парламентской деятельности. Более-менее это проявится уже после проведения парламентских выборов и формирования нового депутатского корпуса Мажилиса Парламента. Причем не исключено, что в нем появятся представители прежде не представленных в парламенте партий. Так что определенное время деятельность парламентской оппозиции будет отражением внутриэлитных «разборок».
 
- Кстати, есть какой-нибудь дедлайн для принятия поправок на законодательном уровне и ограничиваются ли границы реформ в плане того, чтобы НСОД «не переборщил» с демократией?
 
- Пока определенные пределы политических и социально-экономических преобразований обозначил сам президент в своих Послании народу и выступлениях на двух заседаниях Нацсовета. Кстати, он заявил о первом пакете реформ, что дает основания формировать и осуществлять впоследствии второй, третий и так далее. Для реализации практически всех заявленных политических мер необходимо разработать и принять соответствующие законы. Процедура всего этого прописана в законе «О правовых актах», но каких-либо жестких временных рамок здесь нет. Правда, у президента есть установленное Конституцией РК право определять приоритетность рассмотрения проектов законов парламентом, и не исключено, что в отношении некоторых из них он сможет воспользоваться этим правом. Следует также обеспечить участие заинтересованных членов Нацсовета и других представителей общественности в разработке и обсуждении данных законопроектов в рамках уполномоченных исполнительных органов и парламента. А еще более важным в текущих условиях является достижение консенсуса между Акордой и «Библиотекой», чтобы последняя через депутатское большинство партии «Nur Otan» не заблокировала их принятие.
 
- В этом плане логичный вопрос, как к политологу – как считаете, предстоящие парламентские выборы пройдут с внесенными вами поправками или это (вносимые поправки), наоборот, могут стать причиной для роспуска мажилиса? И вообще, как думаете, будут очередные внеочередные выборы и почему?
 
- Судя по всему, тема парламентских выборов и особенно времени их проведения является дискуссионной среди самой правящей элиты. Есть основания в пользу их проведения как в конституционные сроки, так и досрочно (подробно они представлены в одном из моих прошлогодних интервью (http://www.alternativakz.com/index.php?nid=416) – прим). Если руководствоваться здравым смыслом, то Акорде и «Библиотеке» логично сойтись в проведении выборов в 2021 году, реализовав до этого хотя бы первый пакет реформ Токаева. В противном случае есть риски проявления новых протестов с еще большими масштабом и последствиями, чем в прошлом году.
 
В этих условиях внесение поправок в законодательство о выборах и политических партиях во многом будет зависеть от сроков проведения парламентских выборов. Впрочем, само по себе их принятие еще не гарантирует, что эти выборы пройдут честно и объективно. К тому же по выборному законодательству сейчас имеется только намерение президента о введении обязательной 30%-ной квоты для женщин и молодежи в партийных списках. Каких-либо иных предложений по нему в рамках Национального совета общественного доверия пока не выдвигалось. Скорее всего, данная тематика будет активно обсуждаться уже в этом году.
 
- И еще вопрос, как к политологу. Если взглянуть со стороны, то на что нужен Нацсовет? Одни говорят, что для имитации демократизации и спускания пара, другие добавляют, что это правопреемник прежних советов, имитирующих демократию, а третьи уверены, что это ненужный придаток. О себя добавлю – не является ли появление НСОДа доказательством того, что власть далека от чаяний народа и особо не хочет к ним приближаться, используя его в качестве некоего буфера?
 
- Прежде всего, Национальный совет общественного доверия необходим Касым-Жомарту Токаеву и его ближайшему окружению в качестве важного ресурса для осуществления своего политического курса. В силу известных обстоятельств он не может пока воспользоваться в полной мере ни госаппаратом, ни силовыми структурами, ни партией «Nur Otan». Посредством же данного органа президент способен инициировать и легитимизировать различные политические, экономические и иные меры. Кроме того, лично возглавляя Нацсовет, он может позиционировать себя в качестве выразителя не узкопартийных или групповых, а общенациональных интересов.
 
Вместе с тем Нацсовет необходим также гражданскому обществу и его институтам в качестве механизма конструктивного взаимодействия с властью. В его состав вошли представители разных партий, НПО, деловых кругов, масс-медиа и экспертного сообщества. В связи с этим здесь представлена большая палитра мнений и интересов, что характерно для всего нашего общества. По всевозможным публикациям в СМИ и соцсетях видно, что в отношении этого органа среди общественности имеются как сомнения и критика, так и одобрение и готовность к сотрудничеству.
 
В целом, Нацсовет является продуктом неоднозначных процессов, происходящих в Казахстане с момента смены руководства страны. Схожие с ним структуры создавались и действовали в некоторых других странах в условиях перехода от одного политического состояния к другому. В Казахстане создание такого органа, по крайней мере, является сигналом для населения страны и внешних наблюдателей о том, что тренд на перемены четко задан. Пусть и не такие стремительные и кардинальные, как хотелось бы определенной части казахстанцев. В связи с этим Нацсовет призван обеспечить не имитацию реформ, а некую последовательность в их проведении без каких-либо серьезных эксцессов. Хотя многое в его работе определенное время будет зависеть от развития взаимоотношений между Акордой и «Библиотекой».

«Platon.asia», 10.01.2020 г.
Мирас Нурмуханбетов
 

 

Просмотров: 127       « Вернуться назад