Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


04:35:40 15-08-2020

Какие выборы? Почему казахстанцам не интересны электоральные процессы

Тихо, мирно и без особых сюрпризов прошли 12 августа выборы сенаторов от регионов в Казахстане. Не пользуются особым интересом казахстанской аудитории и новости о праймериз партии «Нур Отан», который стартует уже в понедельник, 17 августа. Между тем, многие казахстанские политологи предупреждают, что в актуальной международной повестке понимание населением электоральных процессов в своей стране – залог здорового и благополучного развития государства.
 
12 августа депутаты областных маслихатов в Казахстане выбирали сенаторов. 2892 выборщика на 17 избирательных участках, закрыв лица медицинскими масками, за несколько часов сделали свой выбор. Впрочем, о том, кто будет сенатором от того или иного региона и журналисты, и политологи знали заранее: кто выше чином – тот и фаворит. Либо фаворит тот, кого выдвигают маслихаты. Выборы так и прошли – без неожиданностей. Те, кто хотел сохранить сенаторское кресло – сохранил его, те, кого на высокий пост благословили коллеги – до 14 октября вступит в полномочия. Однако Центральная избирательная комиссия РК решила сохранить некое подобие интриги. Так, предварительные результаты практически по всем участкам были вывешены на сайте еще до обеда 12 августа, но окончательные будут оглашены лишь 18 августа.
 
В казахстанских СМИ новости о выборах сенаторов особой популярностью не пользуются. Думается, интерес был бы гораздо больше, начни журналисты свои заметки с информации о том, что на предвыборную кампанию кандидатов в Сенат было потрачено 254,7 миллиона тенге (44, 5 млн. рублей).
 
– У рядовых граждан к этим выборам нет интереса. Обусловлено это, во-первых, тем, что обычные граждане на итог выборов никак не влияют, – комментирует прошедшие выборы независимый политолог Максим Казначеев. Эксперт подчеркнул: «Сенаторы выбираются депутатами соответствующих маслихатов, которые голосуют за представителей региональных элит. Эти люди не обращают никакого внимания на предвыборные программы, которые потенциальные кандидаты в сенаторы предоставляют. По идее, подобного типа программы должны быть вывешены на сайтах маслихатов, но давайте честно – как часто граждане на них заходят?».
 
«Во-вторых, роль Сената предполагает достаточно небольшой интерес к предвыборным кампаниям. В середине 90-х годов палата создавалась как противовес Мажилису. Сенат должен был обеспечивать политическую лояльность законодательной ветви власти. И именно эту роль Сенат продолжает играть и в настоящее время. Поскольку с середины 90-х годов у нас демаршей со стороны законодательной власти не было, можно сказать, что со своей ролью Сенат справляется», – прокомментировал Казначеев. Как отмечает спикер, интерес к выборам сенаторов был бы выше, позволь казахстанская власть выбирать кандидатуры населению напрямую. Но в таком случае под вопросом будет функция сенаторов по сдерживанию мажилисменов.
 
Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарёв отмечает, что политический нигилизм общества тоже становится причиной низкого интереса к электоральным процессам. «Казахстан – молодая страна, и понимания значимости косвенного избирательного права в обществе до сих пор нет. У нас считают, что раз депутатов люди не выбирают самостоятельно, то от них и ничего не зависит» – поделился эксперт.
 
«Справедливости ради: со стороны сенаторов тоже нет никакой обратной связи с избирателями. Они в Сенате представляют интересы региональных элит, а не регионов, как прописано и должно быть. Между тем, в других странах даже с учетом косвенного избирательного права удается выстроить вполне работающую модель взаимоотношений депутатов и населения. У нас в стране большинство не знает даже депутатов своего маслихата, хотя они еще были выбраны путем прямого голосования», – считает А. Чеботарёв.
 
Ненамного больше интереса вызывают и праймериз правящей партии «Нур Отан». Обусловлено это тем же фактором закрытости: решать кто пройдет в списки потенциальных кандидатов от партии в парламент и маслихат будут исключительно партийцы. И, как опасаются многие, пройдут не те, кому симпатизируют рядовые члены, а те, кто будет лоялен к высокопоставленным функционерам.
 
«Вообще, население Казахстана персонально выбирает только Президента. Все остальные выборные должности распределяются партиями, выборщиками из числа депутатов маслихата и так далее. Раньше хотя бы в маслихат люди выбирались населением, но это отменили. Это несет в себе определенные политические риски. Потому что любые социальные недовольства у нас в стране, минуя органы легитимной власти, рискуют вылиться в формат стихийных беспорядков» – предостерегает Максим Казначеев. Сейчас в стране пока звучат больше социальные лозунги и требования, но, как отмечает Максим Казначеев, со временем политические требования могут стать чаще и жестче. И в существующих условиях предъявлять свои претензии активисты из народа будут напрямую президенту страны.
 
Как подчеркивает Андрей Чеботарёв, спасти ситуацию могла бы реформа избирательной системы Казахстана. Однако те меры, которые предлагали Касым-Жомарту Токаеву члены Национального совета общественного доверия (НСОД) еще в прошлом году так и не были реализованы. «Пока мы видим, что власть вводит очень осторожные изменения. Вот, например, сократили количество подписей, нужных для регистрации партии. Но не в десятки раз, как предлагали, в том числе и я, а в два раза – с 40 до 20 тысяч. Не прошли и другие предложения по упрощению деятельности партий. Президент сказал, что это первый этап реформ, а дальше будут другие послабления. Будем надеяться» – говорит эксперт.
 
При этом, как считает политолог, у Казахстана просто нет иного выхода, кроме как либерализовать избирательную и партийную систему страны. «В сложившейся ситуации виновата система. Она ограничила все, что касается деятельности и создания партий, и взяла под свой контроль. Но в итоге ей теперь приходится иметь дело напрямую с обществом без посредников в виде партий. И главный риск в том, что если начнутся протесты, то садиться за стол переговоров фактически не с кем. И вылиться все может в ситуацию, похожую на ту, что мы наблюдаем в Беларуси», – говорит Андрей Чеботарёв.
 
Надо отметить, что до ближайших выборов в Мажилис и маслихаты Казахстана – полгода, а вот выбранный на пять лет президент вступил в должность всего год назад. Таким образом, время на то, чтобы учесть ошибки других стран у Казахстана еще есть.
 
«ИАЦ МГУ», 14.08.2020 г.
Анна Величко
 

Фото: https://informburo.kz 

Просмотров: 290       « Вернуться назад