Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


01:49:18 15-10-2020

Ответ на версию о грядущем «перевороте», или «страсти по праймериз»

Вышедшее недавно в газете «DAT – Общественная позиция» интервью с политологом Дастаном Кадыржановым «Будет разыгран сценарий «возвышения Байбека на лидерство» (см. https://kz.media/archives/32564) привлекло внимание общественности довольно неординарными оценками и прогнозами. Понятно, что фактор неопределенности относительно дальнейшего развития Казахстана в целом и выстраивания более-менее устойчивого баланса сил внутри правящей элиты страны имеет место. Тем не менее, представленные в интервью точки зрения представляются спорными. Мыслями по этому поводу и хотелось бы поделиться.
 
Согласиться можно, в частности, с тем, что прошедшие праймериз партии «Nur Otan» являются ее «внутренней кухней», будучи направленными на формирование партийных списков на предстоящие парламентские и местные выборы. Что касается отсева по итогам праймериз «массы реальных энтузиастов», то, с одной стороны, отдельные кандидаты из числа вновь вступивших в партию известных представителей общественности действительно набрали меньше голосов, чем их коллеги с большим стажем членства. С другой стороны, партийное руководство обещает обновление депутатского корпуса маслихатов всех уровней более чем на 60%. Потенциальных претендентов ожидает второй уровень отбора в ходе районных и городских партконференций. Поэтому совсем исключать выдвижение кого-либо из видных новичков в депутаты маслихатов или даже Мажилиса Парламента РК не следует.
 
Праймериз можно также считать политтехнологией. Благодаря им, «Nur Otan» был в центре внимания значительной части казахстанцев практически с марта этого года. Партия также пополнила свои ряды за счет более 42 тыс. человек, которые вовлеклись в праймериз в качестве кандидатов и избирателей. Важно и то, что через всех участников праймериз «Nur Otan» смог взаимодействовать с большим количеством потенциальных избирателей.
 
Вместе с тем сомнительно считать данную процедуру источником рекрутирования людей, преданных лично первому заместителю председателя партии «Nur Otan» Бауыржану Байбеку. Безусловно, именно он и его команда отвечали за организацию и проведение праймериз. Однако, во-первых, «Nur Otan» был и остается партией лидерского типа, вся система и деятельность которой ориентирована на первого президента РК – Елбасы Нурсултана Назарбаева. Во-вторых, следует также учитывать фактор Политсовета и особенно его Бюро, в состав которого входит ряд политических «тяжеловесов» страны. Уже только два этих момента исключают возможное формирование «партийной фракции, целиком и полностью преданной Байбеку с целью избрания его председателем Мажилиса».
 
Хотя скрытая борьба различных групп влияния за вхождение их представителей в партийный список «Nur Otan» для участия в парламентских выборах, скорее всего, уже идет. Аналогичное происходит и в регионах, особенно там, где местные элиты «соседствуют» с командами нездешних акимов. В то же время следует ожидать, что руководящее ядро во главе с Елбасы сумеет, как это было и прежде, сбалансировать соответствующие интересы и их носителей.
 
Что касается персоны будущего председателя Мажилиса Парламента нового созыва, то негласно его кандидатура может быть определена и до выборов. Если взять Нурлана Нигматулина, то он таковым являлся дважды – в 5-м и завершающим в скором времени свою работу 6-м созыве данной палаты. В любом случае быть следующим спикером снова ему либо кому-то другому, окончательное решение по этому вопросу остается за главой партии.
 
К тому же с сентября 2012 года действует практика, когда один и тот же человек не может занимать одновременно должности спикера Мажилиса и первого зампредседателя партии «Nur Otan». Поэтому, если вдруг сбудется прогноз Дастана Кадыржанова относительно прихода в Мажилис Парламента 7-го созыва на позицию его председателя Бауыржана Байбека, то на текущее руководство партией явно будет назначен кто-то другой. Ибо бессмертная формула «Разделяй и властвуй» продолжает быть основой для поддержания баланса в правящей элите Казахстана.
 
Еще более серьезным в размышлениях Кадыржанова выглядит представленный им фактический сценарий своего рода «мягкого переворота», в результате которого фактическим главой государства станет все тот же Байбек. И именно такой прогноз представляется наименее вероятным.
 
Во-первых, предусмотренный данным сценарием переход к парламентской форме правления полностью идет вразрез с линией политической преемственности, ради поддержания которой Нурсултан Назарбаев выдвинул своим преемником на посту президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева как персону, равноудаленную от ведущих групп влияния.
 
Показательно и то, что одной из ключевых оставляющих этой линии является следующая формула власти: «Сильный Президент – влиятельный Парламент – подотчетное Правительство». Уже из этого следует, что президента никто не планирует переводить в номинальный институт.
 
Во-вторых, в результате предполагаемой конституционной реформы также должно произойти упразднение Сената Парламента РК. Однако верхняя палата хорошо вписывается в систему внутриэлитных «сдержек и противовесов». К тому же действующий глава государства сам продолжительное время возглавлял ее для понимания именно этой значимости. Разве что в перспективе может быть поднят вопрос о возможном введении прямых выборов сенаторов населением регионов по примеру США.
 
В-третьих, еще более трудно представить себе «новые выборы в парламент уже нового формата», которые, по мнению политолога, последуют чуть ли не скором времени после проведения конституционной реформы.
 
В текущих условиях развития Казахстана, отягощенных пандемией COVID-19 и ее негативными последствиями, и власть, и действующие партии озабочены проведением предстоящих выборов как никогда прежде. Основная ставка в этом процессе, скорее всего, будет сделана на текущую конфигурацию партийно-политического поля страны, в рамках которой «Nur Otan» имеет заметные преимущества.
 
Вместе с тем остаются не ясными методы и механизмы решения таких важных задач, как обеспечение необходимой явки избирателей и минимизация рисков возможных массовых протестов. Если же эти две задачи будут более-менее решены, то предстоящую избирательную кампанию можно будет считать состоявшейся. При этом завершится очередной и достаточно важный этап в процессе транзита власти. В таком случае парламент с новым партийным составом при ожидаемом большинстве за партией власти сможет действовать в среднесрочной перспективе.
 
Поэтому, если и ожидать впоследствии его вероятного роспуска и проведения новых выборов, то только при достаточно серьезных форс-мажорных обстоятельствах. Но никак не в результате сознательного волеизъявления руководства страны вопреки новым политическим рискам, бюджетным нагрузкам и т.д.
 
В-четвертых, в правящей элите страны тон пока еще задает «старая гвардия» в лице выходцев из партийно-государственных органов бывшего СССР и первой волны управленцев суверенного Казахстана. Серьезное обновление элиты может произойти только в следующем электоральном цикле. Пока же и руководство республики, и ведущие группы влияния заинтересованы в сохранении своего статус-кво и, как основного условия этого, политической стабильности в стране. Какого-либо нарушения всего этого с неясными перспективами для себя вряд ли кто-то из них желает.
 
В общем, пока ясно то, что партия «Nur Otan» праймериз провела. Причем они стали для нее своеобразной репетицией к предстоящим выборам. В ходе процедуры были отработаны различные методы управления и контроля и предвыборные технологии (публикация проектов предвыборных программ, дебаты между кандидатами и т.д.). Объективность последующего отбора кандидатов в депутаты Мажилиса и маслихатов всех уровней становится уже предметом ответственности инициировавшего праймериз центрального руководства. Дальнейший же ход развития событий во многом будет зависеть от влияния второй волны пандемии, обусловленных ею настроений в обществе и способностью властей контролировать ситуацию в стране.
 
«ИАЦ МГУ», 13.10.2020 г.
Андрей Чеботарёв
 

Фото: https://ognialatau.kz 

Просмотров: 108       « Вернуться назад