Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Аналитика


10:57:43 09-02-2023

Текущие тренды в рамках отношений Европейского Союза и стран Центральной Азии

В 2022 году Европейский Союз предпринял достаточно большую активность в процессе своих отношений со странами Центральной Азии. Особенно это проявилось в увеличении количества визитов в них своих официальных лиц, включая главу европейской дипломатии Жозепа Борреля и спецпредставителя ЕС по Центральной Азии Тери Хакалу. Причем последняя дважды встречалась с президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым в очном и онлайн форматах в феврале и июле прошлого года соответственно.

Еще более серьезным стал первый саммит с участием президентов стран региона и Европейского совета, прошедший 27 октября в Астане. В принятом по его итогам Совместном заявлении для прессы участники, в частности, приветствовали институционализацию взаимоотношений между Центральной Азией и ЕС в рамках действующих платформ высокого уровня. Они также отметили положительные результаты и важность дальнейшего сотрудничества в разных сферах. А уже после этого 17 ноября в Самарканде руководители внешнеполитических ведомств провели 18-ю министерскую встречу.

С одной стороны, все это проходит в рамках реализации второй стратегии Евросоюза в Центральной Азии, принятой в 2019 году и ориентированной на максимальное продвижение интересов объединенной Европы в регионе. С другой стороны, очевидно, что свою роль в ее прошлогодней активности играют факторы процессов и событий, происходящих в Афганистане и Украине. Тем более, что на этом фоне в Брюсселе и столицах центральноазиатских республик в равной степени заинтересованы в обеспечении региональной и экономической безопасности.
 
Афганский фактор    
 
Следует отметить, что одним из ключевых механизмов взаимодействия ЕС-ЦА является Диалог высокого уровня по вопросам политики и безопасности с участием представителей руководства внешнеполитических ведомств участвующих сторон. С 2013 по 2022 гг. было проведено 9 заседаний данной диалоговой площадки. Причем с 2015 года они стали проводиться на ежегодной основе и с участием официального представителя Афганистана. Тем самым рассматриваемый переговорный формат фактически приобрел трехсторонний характер (ЕС-ЦА-ИРА). 
 
Восьмое заседание Диалога высокого уровня по вопросам политики и безопасности было проведено 7 июля 2021 года в Ташкенте. В нем приняли участие заместитель генерального секретаря Европейской службы внешних связей Энрике Мора и вице-министры иностранных дел стран Центральной Азии и Афганистана. Участники заседания обсудили актуальные вопросы межрегионального сотрудничества по управлению границами, реагированию на региональные вызовы и угрозы, связанные с терроризмом, экстремизмом и незаконным оборотом наркотиков, рациональному совместному управлению трансграничными водными ресурсами, а также совместные усилия, направленные на оказание поддержки и урегулирование ситуации в Афганистане. По итогам встречи они договорились продолжить сотрудничество в указанных направлениях. Тем более, что одним из приоритетов рассматриваемой стратегии ЕС является современное интегрированное управление границами с охватом Афганистана.
 
Однако последующие процессы в Афганистане, связанные с выводом из этой страны военных контингентов США и НАТО и восстановлением власти движения «Талибан», внесли серьезные изменения как в политику Евросоюза в отношении Афганистана, так и в афганскую тематику в рамках взаимоотношений ЕС-ЦА. 
 
ЕС, с одной стороны, официально не признает правительство талибов и созданный ими Исламский Эмират Афганистан. В связи с этим он сократил свое дипломатическое присутствие в этой стране. С другой стороны, Евросоюз оказывает гуманитарную помощь ее населению, выделив на это 1 млрд. евро. Он также добивается от талибов соблюдения прав человека, особенно женщин, детей и меньшинств, формирования инклюзивного правительства и недопущения угроз международного терроризма с территории Афганистана.  
 
В этих условиях значимость центральноазиатских стран как связующего звена между Брюсселем и Кабулом и партнеров по обеспечению региональной безопасности заметно возросла. К тому же они, за исключением Таджикистана, имеют определенные дипломатические контакты с правительством талибов.
 
Уже на 17-й министерской встрече «Европейский Союз - Центральная Азия», прошедшей 22 ноября 2021 года в Душанбе, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель заявил о том, что ситуация, сложившаяся в Афганистане, требует нового подхода к региональной безопасности. По итогам встречи ее участники поддержали требования ЕС к правительству талибов, выразили общую озабоченность региональными последствиями событий в данной стране и намерение относительно совместной работы по их устранению.
 
На девятом заседании, прошедшем 17 мая 2022 года в Брюсселе, Диалог высокого уровня по вопросам политики и безопасности вернулся к формату ЕС-ЦА без участия официального представителя Афганистана. Вместе с тем ситуация в этой стране была в центре внимания участников диалога, обсудивших различные меры помощи афганскому населению, включая применение гуманитарных, торгово-экономических и образовательных инструментов. В частности, вице-министр иностранных дел Казахстана Роман Василенко ознакомил коллег с образовательной программой для студенток из Афганистана, а также призвал использовать логистическую и торгово-экономическую инфраструктуру своей страны в интересах оказания международной гуманитарной поддержки афганскому народу. 
 
Наблюдается также увеличение уровня взаимодействия специального посланника ЕС по Афганистану Томаса Никлассона с официальными лицами стран Центральной Азии. Прежде всего, он и его местные коллеги, работающие в афганском направлении, провели две встречи – 23 февраля и 31 мая 2022 года в Ташкенте и Алматы соответственно. Итогами этих встреч стали совместные заявления по ситуации в Афганистане. В частности, по итогам алматинской встречи ее участники призвали движение «Талибан» выполнить обязательства, взятые перед афганским народом и международным сообществом. В том числе не допускать использование территории страны в качестве базы для размещения, финансирования или экспорта терроризма и насильственного экстремизма в другие страны. Также была подчеркнута важность обеспечения региональной стабильности с приоритетом в этом процессе на границах отдельных центральноазиатских государств с Афганистаном.
 
Судя по всему, в рамках отношений Евросоюза и стран Центральной Азии выстраивается новая диалоговая площадка, посвященная обсуждению вопросов развития ситуации в Афганистане и совместных действий по реагированию на нее. Следующее заседание специальных представителей ЕС и ЦА по Афганистану пройдет в текущем году в Бишкеке. Видимо, в связи с этим Никлассон посетил в начале декабря прошлого года Кыргызстан, где провел встречи с секретарем Совета безопасности Маратом Иманкуловым и министром иностранных дел Жээнбеком Кулубаевым.
 
Украинский фактор
 
Начавшийся 24 февраля 2022 года вооруженный конфликт между Россией и Украиной и вызванное им усиление санкционного давления на первую из них со стороны США, Великобритании и Евросоюза привели к росту геополитической напряженности, создающей серьезные риски и вызовы для политической, экономической и информационной безопасности стран Центральной Азии. Последние в этих условиях стараются придерживаться в той или иной форме политики нейтралитета и не допустить вовлечения себя в противостояние между отмеченными выше странами.
 
Вместе с тем, будучи связанными в разной степени взаимоотношениями с Россией, центральноазиатские страны заинтересованы избежать возможного попадания под прямые или вторичные санкции ее зарубежных оппонентов, включая Евросоюз. В связи с этим каждая из них предпринимает определенные дипломатические усилия в интересах сохранения конструктивных отношений со всеми участниками «войны санкций».
 
Наибольшую активность в этом направлении демонстрирует Казахстан, благодаря твердой приверженности принципу многовекторности в своей внешней политике. Так, в ходе прошедшего 31 марта 2022 года в Брюсселе 19-го заседания Комитета сотрудничества «Республика Казахстан – Европейский союз» участвующие в нем представители ЕС предоставили определенные гарантии доступа казахстанской продукции на европейский рынок, а также заверили в недопущении применения санкционных мер против страны. Все это важно для него с учетом того, что экспорт соответствующих товаров осуществляется преимущественно через территорию и морские порты Российской Федерации.
 
Что касается Евросоюза, то он явно стремится усилить свои позиции в Центральной Азии на фоне занятости России войной с Украиной. Особенно в этой связи его интересует расширение странами региона объемов экспорта своих различных товаров в Европу в обход России. В том числе речь идет о развитии Транскаспийского международного транспортного маршрута и разных вариантов поставок энергоресурсов из региона. Вместе с тем из центральноазиатских стран пока только Казахстан использует ТМТМ, о чем свидетельствует рост за 9 месяцев 2022 года объема экспортных перевозок отечественных грузов. Республика также готова поставлять европейцам с этого года как минимум 1,5 млн. тонн своей нефти через нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Правда, пока не определена компания, которая непосредственно будет этим заниматься. К тому же реализация соответствующих договоренностей во многом будет зависеть от объема добычи нефти и уровня мировых цен на нее.
 
В любом случае наблюдается последовательное возрастание уровня взаимодействия между странами Центральной Азии и Евросоюзом последовательно возрастает. Причем имеется вероятность расширения его сфер и направлений. Так, в ходе 18-й министерской встречи Боррель предложил поддержать страны региона «в борьбе с проблемой дезинформации, которая стремится подорвать стабильность на местах, в информационной среде». Очевидно, что в данном случае речь идет о вопросах обеспечения информационной безопасности.
 
При всем этом ЕС в рамках своей политики в Центральной Азии делает основной акцент на финансовые инструменты, включая инвестиции европейских компаний и донорскую поддержку реализации различных социально значимых проектов. В то же время ему не хватает здесь политических инструментов влияния вследствие географической отдаленности и огромной разницы в направлениях и уровнях социально-политического развития со странами региона. Другое дело, что имеется большой интерес самих центральноазиатских государств к расширению взаимодействия с Евросоюзом, в том числе с целью поддержания внешнеполитического баланса в отношениях с Китаем и Россией.
 
«Turanpress.kz», 30.01.2023 г.
Андрей Чеботарёв
 
Фото: https://www.kt.kz
 
 
 
Просмотров: 2165       « Вернуться назад