Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Аналитика


02:43:31 24-05-2023

Политико-экономическое маневрирование Казахстана между Китаем и Евросоюзом

На прошлой неделе прошли такие важные для Казахстана международные мероприятия, как государственный визит президента страны Касым-Жомарта Токаева в Китай, саммит «Центральная Азия – Китай» с участием руководителей соответствующих государств и второй Экономический форум «Центральная Азия – Европейский Союз». По итогам каждого из них достигнуты определенные результаты, в том числе рассчитанные на ближайшую перспективу.
 
Вследствие своего географического положения и обусловленных им транспортно-логистических возможностей, а также внешнеэкономической деятельности Казахстан давно выступает связующим звеном между Китаем и Евросоюзом. Итоги прошедших мероприятий позволяют ему усилить эту позицию с политическими и экономическими выгодами для себя. Тем более, что обозначились определенные точки соприкосновения непосредственно между Брюсселем и Пекином.
 
Прежде всего, речь идет о дальнейшем развитии Транскаспийского международного транспортного маршрута (ТМТМ), по которому железнодорожным и морским путем осуществляются контейнерные перевозки из Китая и республик Центральной Азии в страны Европы. Маршрут проходит через Каспийское море, Азербайджан, Грузию и Турцию. В 2022 году объем грузоперевозок по нему вырос в 2,5 раза по сравнению с 2021 годом, составив 1,5 млн. тонн. При этом казахстанская доля здесь увеличилась в 6,5 раз (до 891 тыс. тонн). Согласно же Концепции развития транспортно-логистического потенциала Республики Казахстан до 2030 года планируется довести объем перевозок по ТМТМ до 20 млн. тонн грузов.
 
По итогам переговоров Касым-Жомарта Токаева и председателя КНР Си Цзиньпина были подписаны два межправительственных меморандума, направленных на дальнейшее развитие данного маршрута и строительство третьей трансграничной железной дороги между двумя странами. Осуществление мультимодальных транзитно-транспортных перевозок по направлению Китай-Центральная Азия-Европа обозначено и в Сианьской декларации саммита ЦА-КНР. При этом наряду с ТМТМ рассматривается альтернативный маршрут Китай-Казахстан-Туркменистан-Иран, через который китайские товары могут также экспортироваться в Европу, правда, преимущественно морским путем.
 
В рамках взаимоотношений с Евросоюзом Казахстан намерен увеличить экспорт своей продукции в европейские страны по 175 товарным позициям на сумму порядка $2,3 млрд. в год. Премьер-министр Алихан Смаилов, принявший участие в работе второго Экономического форума ЦА-ЕС, также отметил значимость развития ТМТМ. По его оценкам, срок прохождения грузов из Китая в Европу сократился с 53 до 19-23 дней, а к концу этого года дойдет до 14-18 дней. При этом Казахстан планирует сократить время прохождения соответствующего транзита через свою территорию с 6 до 5 дней. 
 
В свою очередь, вице-президент Еврокомиссии Валдис Домбровскис тоже отметил заинтересованность в развитии новых путей и возможностей транспортировки грузов между странами Центральной Азии и ЕС. Для этого, по его словам, необходимо привлечь инвесторов, в том числе для оказания содействия странам региона в развитии инфраструктуры. Кроме того, в ходе форума были представлены основные выводы исследования по устойчивым транспортным коридорам между Европой и Центральной Азией, проведенного Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). В связи с этим не исключено, что именно этот финансовый институт станет ведущим инвестором соответствующих проектов в регионе. Поучаствовать также может и Европейский инвестиционный банк (ЕИБ), с чьим президентом Терезой Червинской Смаилов как раз обсудил вопросы сотрудничества в транспортно-логистической сфере.
 
Очевидно, что Казахстан заинтересован получить солидную прибыль в рамках не только торговли с другими странами, но и транзитных перевозок разных грузов. В связи с этим перед правительством поставлена задача по увеличению объема транзита через территорию страны с 27,7 млн. тонн в этом году до 35 млн. тонн в 2030 году. В связке же Китай-ЕС основная ставка в данном случае, скорее всего, сделана на первого из них. В пользу этого, в частности, свидетельствует преобладание в торговле между ними в декабре 2022 года китайского импорта в Евросоюз (46,6 млрд. евро) над европейским экспортом в КНР (19,2 млрд. евро). В целом, доля Китая в общем объеме импорта и экспорта ЕС в прошлом году составила 20,8% и 9% соответственно.
 
Кроме того, только в январе-апреле этого года количество отправлений грузовых поездов из Китая в Европу составило 5611, увеличившись по сравнению с аналогичным периодом 2022 года на 17%. Заинтересованность КНР в увеличении уровня торгово-экономических связей с ЕС также подтвердило заявление Си Цзинпина на саммите «Центральная Азия – Китай» об усилении строительства транспортных хабов для поездов на железнодорожных маршрутах европейского направления.
 
С европейской стороны реализации рассматриваемых целей и задач Казахстана, прежде всего, благоприятствует достаточно высокий уровень торгово-экономических отношений Евросоюза и Китая. Согласно заявлению председателя Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, в 2022 году торговый оборот между ними составил 2,3 млрд. евро в день. Немаловажно также, что в развитии Транскаспийского транспортного маршрута в лице заинтересованных транспортных компаний участвуют Польша и Румыния. Наконец, в политическом отношении ЕС заинтересован в снижении уровня взаимодействия Китая с Россией, в том числе посредством сокращения первым из них объема своих грузоперевозок через ее территорию.
 
Вместе с тем в последнее время в отношениях Брюсселя и Пекина наблюдается рост разногласий по разным вопросам, чреватых серьезным ухудшением отношений между ними. Только за последние 3,5 месяца этого года наблюдались следующие ситуации:
 
1. Проведение 17 февраля в Брюсселе 38-й сессии Диалога Китай-ЕС по правам человека. Следует отметить, что предыдущая сессия проводилась в июне 2018 года, после чего данный диалог был приостановлен в связи с разногласиями участников по ситуации в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР. В этот раз Евросоюз выразил озабоченность в связи с постоянными ограничениями на осуществление основных прав и свобод, использованием принудительного труда, ограничениями на надлежащую правовую процедуру и отсутствием независимых судов в Китае. Особо было отмечено уязвимое положение уйгуров, тибетцев и других представителей религиозных, этнических и языковых меньшинств по всей стране.
 
В свою очередь, представители КНР призвали ЕС объективно рассматривать ситуацию с соблюдением прав человека в их стране, прекратить политизировать соответствующие вопросы и применять двойные стандарты. Было также отмечено, что  вопросы, связанные с Синьцзяном, Тибетом и Сянганом (Гонконгом), касаются не прав человека, а суверенитета независимости и территориальной целостности Китая, которые не терпят иностранного вмешательства.
 
2. Заявление 30 марта Урсулы фон дер Ляйен о том, что предложенный Китаем план по урегулированию конфликта между Россией и Украиной выгоден первой из них и поэтому не может быть реализован. Фактически тем самым Брюссель отверг данную инициативу Пекина. Кроме того, глава Еврокомиссии призвала страны-члены ЕС уменьшить свою зависимость от Китая по ключевым ресурсам и тем самым снизить риски в отношениях с ним.
 
3. Заявление 6 апреля фон дер Ляйен, находящейся с официальным визитом в Китай, о почти трехкратном увеличении дефицита торгового баланса между ЕС и КНР, дискриминации европейских компаний на китайском рынке, а также необходимости продолжить работу по снижению рисков, исходящих для Евросоюза от Китая.
 
Вместе с тем частота подобных заявлений привела к тому, что 10 мая министр иностранных дел КНР Цинь Ган в рамках своего рабочего визита в Германию выразил обеспокоенность высказываниями официальных представителей ЕС относительно «снижения рисков». По его мнению, сперва следует идентифицировать соответствующие риски и источники их происхождения.
 
4. Призыв 23 апреля верховного представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозепа Борреля к странам-членам ЕС о направлении своих военно-морских сил патрулировать Тайваньский пролив с целью «продемонстрировать приверженность Европы свободе навигации на этой абсолютно важной территории». Примечательно, что ранее он подтвердил приверженность Евросоюза политике единого Китая. Вместе с тем Брюссель выступает за решение тайваньского вопроса исключительно мирным путем, без применения военной силы.
 
Ответной реакцией Пекина стало заявление официального представителя канцелярии по делам Тайваня при Госсовете КНР Чжу Фэнляня о том, что «Мы находимся в состоянии повышенной готовности и бдительности в отношении любых действий, которые могут нанести ущерб национальному суверенитету и территориальной целостности Китая».
 
5. Сообщение 8 мая британской газеты «Financial Times» о намерении Еврокомиссии ввести санкции в отношении 7 китайских компаний, занимающихся производством и продажей полупроводников, микрочипов и электроники, в связи с поставками в Россию оборудования, которое оно может использоваться в военных целях.
 
В свою очередь, официальный представитель МИД КНР Ван Вэньбинь заявил о том, что данные действия серьезно подорвут взаимное доверие и сотрудничество между ЕС и Китаем и встретят со стороны последнего контрмеры. Он также призвал перестать использовать вопросы, связанные  с китайско-российскими отношениями, для оказания давления на его страну.
 
6. Заявление 17 мая Представительства Евросоюза в КНР о необходимости соблюдения прав и свобод представителей ЛГБТ-сообщества наравне с остальными китайскими гражданами, включая предоставление им возможностей для создания и деятельности своих организаций. В ответ Ван Вэньбинь заявил о том, что ЕС не должен давать распоряжения его стране по данному вопросу.
 
7. Коммюнике саммита «Большой семерки» (G7), прошедшего 19-21 мая в Хиросиме, с обозначением общей позиции в отношении Китая. С одной стороны, страны G7 и Евросоюз, представленный здесь президентом Европейского совета Шарлем Мишелем и Урсулой фон дер Ляйен, выразили готовность к конструктивным взаимоотношениям с КНР в решении глобальных проблем и в сферах, представляющих общий интерес. Но, с другой стороны, вновь была отмечена важность «снижения рисков» и «уменьшения чрезмерной зависимости в критически важных цепочках поставок». Участники саммита также выразили обеспокоенность ситуацией в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях и выступили против попыток изменить статус-кво Тайваня силой или принуждением.
 
Со стороны МИД КНР последовало ответное заявление, содержащее обвинения в адрес участников саммита G7 относительно вмешательства во внутренние дела Китая, политизации торгово-экономических отношений, разжигания «блоковой конфронтации», подрыва региональной стабильности и воспрепятствования международному миру. Следует отметить, что помимо указанных должностных лиц Евросоюза в саммите G7 также приняли участие главы государств и правительств Германии, Италии и Франции. Примечательно, что эти страны-члены ЕС входят в пятерку крупных импортеров китайских товаров.
 
Таким образом, критические моменты во взаимоотношениях между Евросоюзом и Китаем в своем большинстве обусловлены ужесточением «войны санкций» между Западом и Россией из-за вооруженного конфликта между ней и Украиной, а также ухудшением отношений между Китаем и США из-за Тайваня. При этом вероятно, что они будут нарастать, особенно если ЕС введет санкции против группы китайских компаний. Фактически тем самым Китай будет вовлечен в отмеченную «войну санкций».
 
При таком возможном развитии событий, а также с учетом часто муссируемой официальными лицами Евросоюза и отдельных стран-членов ЕС темы о необходимости снижения экономической зависимости от Китая не исключено, что в ближайшей перспективе объемы торговли между ними могут сильно сократиться. Обращает в связи с этим также на себя внимание то, что со стороны представителей европейских политических и финансовых кругов во время их переговоров с официальными лицами Казахстана и участия в работе Экономического форума «Центральная Азия – Европейский Союз» фактор Китая практически никак затронут не был.
 
С учетом всего этого Казахстан в лучшем случае рискует не получить тех дивидендов, на которые он рассчитывает в процессе развития Транскаспийского международного транспортного маршрута и железной дороги Казахстан-Туркменистан-Иран как важных вариантов китайского экспорта в Европу. Чреватой же более серьезными негативными последствиями для него может стать ситуация, если ЕС и Китай начнут полноценную торговую войну друг с другом. В таком случае, сохраняя хорошие отношения с Брюсселем и Пекином в духе многовекторности, Астана в то же время будет вынуждена в определенной степени поступиться принципом прагматизма. И в силу ряда факторов ущемленным здесь рискует стать Евросоюз.
 
«Turanpress.kz», 24.05.2023 г.
Андрей Чеботарёв      
 
Фото: https://www.eurasian-research.org
 
  
 

  

Просмотров: 2030       « Вернуться назад