Главная 


ЧИТАЕМОЕ



Публикации: Мнения и комментарии


08:11:50 17-05-2024

Эхо Кантара, или Почему в Казахстане не появляются новые партии?

Новость не то что дня или месяца, но целого года: в Казахстане появится новая партия. Минюст одобрил заявку на регистрацию партии «Yntymaq». Стоит отметить, что это первая партия, зарегистрированная после того, как в марте 2023 года прошли очередные внеочередные выборы в Мажилис и маслихаты. Между тем, ожидалось, что после поправок в законодательство, облегчающих создание новых партий, последние будут создаваться в огромном количестве. Виновата ли в низких темпах партостроительства пассивность политактивистов или же банальная бюрократия? И нужны ли новые партии самим казахстанцам? Эти вопросы корреспондент «Голоса народа» обсудил с политологом, директором Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андреем Чеботарёвым.

Ровно 4 года назад, в мае 2020 года начался процесс либерализации партийной деятельности. Тогда минимальное количество подписей, необходимых для регистрации партии, было снижено с 40 тыс. до 20 тыс. Потом были подписаны поправки, повышающие влиятельность парламентской оппозиции, потом было очередное снижение требований по количеству членов, увеличение сроков проведения съездов и другие поправки. Ожидалось, что после всего этого перед подъездом министерства юстиции образуется целая очередь желающих зарегистрировать свою партию политических активистов, а реестр партий пополнится новыми названиями.
 
Накануне выборов 2023 года в Казахстане действительно прошли регистрацию 2 новые партии – казахстанская партия зеленых «Байтақ» и политическая партия «Respublica». Но после этого ни одного нового политического объединения Минюст не зарегистрировал.
 
Безымянные политические лидеры?
 
«На мой взгляд, власть после январских событий 2022 года проявляет осторожность в процессе партийного строительства, опасаясь допустить к легальным механизмам политического участия не просто идейно-политических оппонентов, а непримиримых и способных на любые действия «врагов». Особенно такие опасения могут иметь место относительно членов семьи и ряда выдвиженцев экс-президента Нурсултана Назарбаева. В связи с этим власть определенные инициативы явно блокирует», - объясняет этот политический штиль Андрей Чеботарёв.
 
Не так давно Минюст сообщил, что с начала 2023 года к ним поступили 17 заявок на регистрацию политических партий. Среди основных причин, из-за которых партиям отказывают в регистрации, вице-министр юстиции Ботагоз Жакселекова назвала несоблюдение процедур при подаче документов на регистрацию и некорректную работу со списками лиц. Однако, кто же эти 17 заявителей?
 
«Только инициаторы создания партии «Yntymaq» во главе с экс-кандидатом в президенты страны Мейрамом Кажыкеном легализовали свой оргкомитет и 11 мая провели учредительный съезд. Вместе с тем инициаторы создания партий «Алға, Қазақстан!» и «Атажұрт» заявляют о препятствиях со стороны властей. По остальным же 14 инициативам нет открытой информации по названию, политической ориентации, персонам лидеров создаваемых партий и на какой стадии своей легализации они находятся сейчас. Хотя данные люди объективно должны быть заинтересованы в том, чтобы обратить на себя и свою будущую партию внимание потенциальных сторонников и избирателей», - комментирует эту странность Андрей Чеботарёв.
 
Как отмечает политолог, в Казахстане при этом сохраняется высокий уровень политической пассивности и, как следствие, отсутствие интереса к новым партиям среди населения.
 
«Поэтому одни из инициаторов их создания, видимо, пока не могут привлечь в свои ряды столько людей, сколько требуется для регистрации данных партий. Другие же – не обладают массовой поддержкой для того, чтобы оказать определенное воздействие на власть и добиться от нее регистрации своих партий. В некоторых случаях присутствует большая зависимость от лидеров, прекращение участия которых в силу разных обстоятельств автоматически привело к сворачиванию работы по созданию соответствующих партий. Наконец, далеко не у всех заявителей имеются необходимые для партийного строительства материальные и иные ресурсы. Хотя не исключено, что многие из них взяли тайм-аут в ожидании более благоприятных времен для возобновления рассматриваемой деятельности», - предполагает он.
 
Каких партий не хватает Казахстану?
 
Вместе с тем, как отмечает директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», казахстанский политический ландшафт достаточно однообразен и не всегда отвечает запросам общества.
 
«В идеале любая партия является выразителем интересов определенной социальной группы. В Казахстане же количество и состав действующих партий не соответствуют социальной структуре общества и современным условиям политического развития страны. Так, фактически не имеют политического представительства своих интересов такие социальные группы, как многодетные матери, рабочие промышленных предприятий, научная и творческая интеллигенция, молодежь и кандасы», - перечисляет он.
 
Существуют и другие оценки политических потребностей казахстанцев. Так, в 2023 году по результатам экспертного опроса КИСИ при Президенте РК сообщал, что в обществе есть востребованность в партиях таких идеологических ориентаций, как социал-демократия (64,5%), национализм (48,4%), либерализм (41,9%), консерватизм (35,5%) и интернационализм (32,3%).
 
«Из этого следует, что деятельность Общенациональной социал-демократической партии и Народной партии Казахстана недостаточно соответствует интересам и ожиданиям потенциальных приверженцев социал-демократии в стране. Такие же классические и противоположные друг другу идеологии, как либерализм и консерватизм, вообще не имеют своей институционализации посредством создания и деятельности соответствующих партий», - комментирует эти цифры Чеботарёв.
 
Что же касается запроса на партии националистического толка, то, как предполагает политолог, таким образом можно отследить запрос казахстанского общества на сохранение суверенитета и защиту национальных интересов страны, а не этнокультурный аспект.
 
«Голос народа», 17.05.2024 г.
Анна Величко
 
Фото: https://kaztag.kz
 
Просмотров: 13743       « Вернуться назад